ПАЦАНОЧКА

Там далеко на Севере далеком
Я был влюблен, не зная почему,
Я был влюблен, и был влюблен жестоко,
Тебя, пацаночка, забыть я не могу.

Но где же ты, любимая, родная,
В каких теперь ты ходишь лагерях?
Но не забыть мне маленькие ножки,
Одеты были шо в фартовых сапожках.

Там далеко на Севере далеком
Я был влюблен, не зная почему,
Я был влюблен, и был влюблен жестоко,
Тебя, пацаночка, забыть я не могу.

Две последние строки куплетов повторяются

С фонограммы Ролана Быкова, CD «В нашу гавань заходили корабли» № 2, «Восток», 2001.



Обычно начинается "Споем, жиган, нам не гулять по бану". Восходит к стихотворению Михаила Исаковского "Прощальная" (Далекий мой! Пора моя настала..., 1942) об угоне девушки в немецкие концлагеря - см. "Письмо девушки из немецкого плена". Хотя, возможно, какая-то основа блатной песни уже была, и в дальнейшем просто слилась с текстом Исаковского. По крайней мере, в приведенном выше варианте от Исаковского ничего нет.


ВАРИАНТЫ (6)

1. Споем, жиган


Одна из старых гулаговских песен. Известна во множестве вариантов, один из которых, в частности, приводит Абрам Терц в своём «Голосе из хора». Ниже приводится наиболее полный вариант песни.

***
Споём, жиган, нам не гулять по бану
И не встречать весёлый месяц май.
Споём про то, как девочку-пацанку
Ночным этапом угоняли в дальний край.

За много вёрст, на Севере далёком,
Я был влюблён в пацаночку одну.
Я полюбил её так крепко и жестоко —
Тебя, пацаночка, забыть я не могу.

А где же ты теперь, моя пацанка?
Где ты теперь, в каких ты лагерях?
Я вспоминаю стройненькие ножки,
Те ножки стройные в фартовых лопарях. (1)

Идут года, бегут часы, минуты –
Так пролетит твоя любовь ко мне,
И ты отдашься вновь другому в руки,
Забудешь ласки те, что я дарил тебе.

Отдашься вновь, не понимая чувства —
Хотя ты женщина, но всё же ты дитя.
Моя родная, милая пацанка!
Ребёнок взрослый, как же я люблю тебя!

Так где же ты, и кто тебя ласкает?
Начальник лагеря иль старый уркаган?
А может быть, ты подалась на волю
И при побеге уложил тебя наган.

(1) Фартовые лопаря — отличные сапоги.

Жиганец Ф. Блатная лирика. Сборник. Ростов-на-Дону: «Феникс», 2001, с. 264-265.



2. Споем, жиган, нам не гулять по барам...

Споем, жиган, нам не гулять по барам
И не встречать весенний праздник май.
Споем, жиган, как девочку-пацанку
Вели этапом, угоняя в дальний край…

А где ты щас? И кто тебя фалует:
Начальник МУРа или старый уркаган?
А может быть, пошла в расход налево,
И при побеге шельмонул тебя наган?

А может быть, лежишь ты под забором,
С разбитой грудью, у чужих ворот,
И по твоим по золотистым косам
Чекиста кованый сапог пройдет…

Споем, жиган, нам не гулять по барам
И не встречать весенний праздник май.
Споем, жиган, как девочку-пацанку
Вели этапом, угоняя в дальний край…

В нашу гавань заходили корабли. Вып. 2. М., Стрекоза, 2000.


3. Пацанка

Споем, жиган, как не гулять по бану
И не встречать весенний праздник – Май,
Споем о том, как девочку - пацанку
Ночным этапом угоняли в дальний край…

Там далеко на Севере далеком
Я был влюблен в пацаночку одну,
Я был влюблен так нежно, так глубоко,
Что до сих пор ее забыть я не могу.

О, где же ты теперь, моя пацанка,
И где же ты, в каких ты лагерях.
Я вспоминаю ту маленькую ночку
Тебя, фартовую, в жиганских лагерях.

О, где же ты и кто тебя фалует,
Начальник лагеря иль старый уркаган,
А может быть, ты подалась на волю
И при побеге в тебя пальнул наган.

А может быть, лежишь ты под забором,
С разбитой грудью у лагерных ворот.
И по твоим шелковистым косам
Прошел чекиста кованый сапог.

О, Боже мой! Как хочется на волю.
Пожить на ней хоть целых пять минут!
Забыв колонию, забыв ее законы,
Увидеть взор твоих пылающих очей.

Российские вийоны. – М.: ООО «Издательство АСТ», ООО «Гея итэрум», 2001.


4. Споем, жиган, нам не гулять по бану...

Споем, жиган, нам не гулять по бану,
Нам не встречать весенний праздник май.
Споем о том, как девочку-пацанку
Везли этапом, угоняли в дальний край.

Где ж ты теперь и кто тебя ласкает?
Быть может, мент иль старый уркаган,
А, может быть, пошла в расход налево,
И при побеге зацепил тебя наган.

Споем, жиган, нам не гулять по бану,
Нам не встречать весенний праздник май.
Споем о том, как девочку-пацанку
Везли этапом, угоняли в дальний край.

В нашу гавань заходили корабли. Пермь, "Книга", 1996.


5. Споем, жиган!

Споем, жиган, нам не бывать на воле.
И не встречать веселый месяц май.
Споем о том, как девушку-красотку
Большим этапом угоняли в дальний край.

За много верст, на Севере далеком
Я полюбил пацаночку одну.
Я полюбил ее так крепко и жестоко, -
Забыть ее никак я не могу.

Ах, боже мой, ну кто тебя балует?
Начальник-курва и старый уркаган,
А может быть, ушла в побег налево,
И в это время шмальнул в тебя наган.

И может быть, лежишь ты под откосом
Иль у тюремных канонерских вод,
И по твоим по шелковистым косам
Прошел чекиста кованый сапог.

Я вспоминаю ее маленькие руки
И ножки стройные в суровых лопарях…
Который год живу я с ней в разлуке
На пересылке, в тюрьмах, в лагерях.

Тайга, тайга, тайга моя большая,
Как надоело мне по ней бродить.
Как надоела мне житуха уркагана,
Я не хочу на нарах больше гнить.

Споем, жиган, нам не бывать на воле
И не встречать веселый месяц май.
Споем о том, как девушку-красотку
Большим этапом угоняли в дальний край.

Черный ворон. Песни дворов и улиц. Книга вторая / Сост. Б. Хмельницкий и Ю. Яесс, ред. В. Кавторин, СПб.: Издательский дом "Пенаты", 1996, с. 108-110.


Близкий вариант:

Споем, жиган!

Споем, жиган, нам не бывать на воле
И не встречать веселый месяц май.
Споем о том, как девушку-красючку
Большим этапом угоняли в дальний край.

За много верст, на Севере далеком,
Я полюбил пацаночку одну.
Я полюбил ее так крепко и жестоко -
Забыть ее никак я не могу.

Ах, боже мой, ну кто тебя балует?
Начальник-курва и старый уркаган,
А может быть, ушла в побег налево,
А в это время шмальнул в тебя наган.

А может быть, лежишь ты под откосом,
Иль у тюремных канонерских вод,
И по твоим по шелковистым косам
Прошел чекиста кованый сапог.

Я вспоминаю ее маленькие руки
И ножки стройные в суровых лопарях…
Который год живу я с ней в разлуке
На пересылке, в тюрьмах, в лагерях.

Тайга, тайга, тайга моя большая,
Как надоело мне по ней бродить.
Как надоела мне житуха уркагана,
Я не хочу на нарах больше гнить.

Споем, жиган, нам не бывать на воле
И не встречать веселый месяц май.
Споем о том, как девушку-красючку
Большим этапом угоняли в дальний край.

Блатная песня: Сборник. – М.: Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2002.


6. Споем, жиган

Споем, жиган, нам не гулять по воле
И не скучать в весенний праздник Май.
Споем о том, как девочку-пацанку
Ночным этапом угоняли в дальний край.

О, Боже ж мой! И кто тебя фалует?
Начальник лагеря иль старый уркаган?
А может быть, ты подалась на волю,
И при побеге по тебе пальнул наган?

И ты упала, кровью обливаясь,
Упала прямо грудью на песок,
И по твоим кроваво-русым косам
Ступил чекиста, суки, кованый сапог.

О, Боже ж мой! Как хочется на волю!
Побыть на воле мне хоть несколько минут,
Забыть колонию, забыть ее законы,
И на тебя, моя пацаночка, взглянуть.

Русский шансон / Сост. Н. В. Абельмас. – М.: ООО "Издательство АСТ"; Донецк: "Сталкер", 2005. – (Песни для души).


  




Ваша поддержка ускорит проект и победу разума: