ВОЛНЫ ОХОТСКОГО МОРЯ ШУМЯТ

Волны Охотского моря шумят,
Пенной волной набегая.
Я вспоминаю твой стан, твой наряд,
Имя твоё, дорогая.

Белое платье твоё, как пена,
В зале шуршало, шумело;
Счастьем горели глаза у тебя,
Я обнимал твоё тело.

Тело, которое счастье сулит,
Чувство любви возбуждая;
Имя твоё в моём сердце лежит,
Мура моя дорогая.

Крупную рыбу на воле я брал,
А теперь я — рыбак в заключенье.
Пил я вино и тебя целовал,
Радость, моё развлеченье.

Нынче осталась одна Колыма,
Рядом — Охотское море.
Грусть, одиночество, лагерь, тюрьма
И беспредельное горе.

Волны Охотского моря шумят... и т.д.

Гулаговская арестантская песня, широко известная в своё время, из цикла так называемых «магаданских» песен («Я живу близ Охотского моря», «Ванинский порт» и т.д.). Возникла в середине 30-х годов. Нынче услышать её — большая редкость, хотя этот арестантский вальс звучит необыкновенно красиво. Один из вариантов исполнил в передаче «В нашу гавань заходили корабли» бывший прокурор Израиль Ефимович Этерман, собиратель уголовной песенной лирики.




Жиганец Ф. Блатная лирика. Сборник. Ростов-на-Дону: «Феникс», 2001, с. 207-208.


ВАРИАНТ

Волны Охотского моря шумят...


Волны Охотского моря шумят,
Белой пеною набегая.
Я вспоминаю твой взор, твой наряд,
Ласки твои, дорогая...

Бальное платье твое, как пена,
В зале шуршало, шумело.
Счастьем горели глаза у тебя,
Я обнимал твое тело.

Тело, которое счастье сулит,
Чувство любви возбуждая.
Имя твое в моем сердце лежит,
Лапка моя дорогая!

Был я на воле когда-то артист,
Теперь я рыбак в заключенье.
Пил я вино и тебя целовал,
Радость, мое развлеченье...

Волны Охотского моря шумят,
Белой пеною набегая.
Я вспоминаю твой взор, твой наряд,
Имя твое вспоминаю...

А для меня - одна Колыма,
Рядом — Охотское море,
Грусть, одиночество, грусть и тоска
И беспредельное горе...

Русский шансон / Авт.-сост. И. Банников. М.: АСТ-ПРЕСС КНИГА. - (1000 советов от газеты «Комсомольская правда»), с. 136-137.


  




Ваша поддержка ускорит проект и победу разума: