АРЕСТАНТ

Бежавший с сибирского края,
Он вырвался с звонких цепей.
Старик-арестант изнуренный
К семье возвратился своей.

Спешит он семейство увидеть,
И милого сына обнять,
Жену приласкать и утешить
Старушку - родимую мать.

Пришел он в убого жилище -
Родных нету в нем никого.
Другая семья там ютится,
Другие встречают его:

И стиснуло сердце тревожно:
- Вернулся я, видно, не в срок.
Скажите вы мне, ради Бога,
Где мать, где жена, где сынок?

- Садись, успокойся немного,
Наверно, ведь ноги болят.
Ты твердо мужайся и слушай,
Скажу, где родимая мать.

Он сел, успокоился: - Где же?
А сам весь дрожит, точно лист.
Он слушал печальные вести,
И слезы невольно лились.

- Твоя мать, тревожась о сыне,
Семь лет как уже умерла.
Не знает тревоги, кручины -
В могиле покой обрела.

Принесена Антониной Анатольевной Строковой из Ярославля, датирована 1925 годом.

Ярославская областная газета «Золотое кольцо», 12.03.2003, рубрика «Песни нашего двора».



Датирована 1925 годом - видимо, в этом году записана, потому что сочинена должна быть еще до революции. Сюжет не закончен - не ясна судьба жены и сына. Это переделка песни 1905 года "На родине" (От павших твердынь Порт-Артура...) на слова Т. Щепкиной-Куперник (она, в свою очередь, восходит к стихотворению Гейне "Гренадеры", переведенном на русский язык Михаилом Михайловым в 1846 году).

Или, может быть, наоборот? Текст "На родине" переработан из "Арестанта"?


  




Ваша поддержка ускорит проект и победу разума: