СОЛНЦЕ ВСХОДИТ И ЗАХОДИТ

Слова и музыка неизвестных авторов

Солнце всходит и заходит,
А в тюрьме моей темно.
Дни и ночи часовые, да, э-эх!
Стерегут мое окно.

Как хотите стерегите,
Я и так не убегу,
Мне и хочется на волю, да, э-эх!
Цепь порвать я не могу.

Ах вы, цепи, мои цепи!
Вы железны сторожа!
Не сорвать мне, не порвать мне, да, э-эх!
Истомилась вся душа!

Солнца луч уж не заглянет,
Птиц не слышны голоса,
Как цветок, и сердце вянет, да э-эх!
Не глядели бы глаза.

<1880-е годы>


Текст и напев. Печатается по публикации В. Ф. Кейля в серии "Цыганские ночи". Издание Ю. Г. Циммермана, № 197. Спб., цензурное разрешение 1890 г.

100 песен русских рабочих / Сост., вступит. статья и коммент. П. Ширяевой; Общ. ред. П. Выходцев. Л., Музыка, 1984.



Происхождение песни иногда связывают с пьесой Максима Горького "На Дне" (1902, премьера состоялась 18 декабря 1902 года в театре МХАТ), где исполняется три неполных куплета песни. Однако Н. Д. Телешов в своих "Литературных воспоминаниях" (М., 1931, с. 45) указывал, что приятель Горького поэт Скиталец пел песню "Солнце всходит и заходит" задолго до того, как она впервые прозвучала со сцены Московского художественного театра в 1902 г. О более раннем происхождении песни свидетельствует и упомянутая публикация в издательстве Циммермана в 1890 г. Исполняется на мотив народной песни "Черный ворон".

Известна версия этой песни на русско-китайском пиджине (он же кяхтинский или маймачинский), который служил средством межнационального общения на русско-китайской границе с XVIII века и в 1940-е вышел из активного употребления. Возможно, версия сатирическая. Записана китаистом Александром Шпринциным (1907-1974) на Дальнем Востоке на грани 1920-х и 30-х годов:

Сонца юла и миюла,
Чега фанза бушанго,
Караула сыпила юла,
Мая фангули акыно.

Солнце есть и нет,
Это жилище плохое,
Караул уснул,
Я разбил окно.

Цит. по: Вахтин Н.Б., Головко Е.В. Социолингвистика и социология языка. СПб.: ИЦ "Гуманитарная академия"; Изд-во Европейского университета в Санкт-Петербурге, 2004. С. 145.


ВАРИАНТЫ (9)

1. Солнце всходит и заходит


Солнце всходит и заходит,
А в тюрьме моей темно...
Дни и ночи часовые
Стерегут мое окно.
Как хотите стерегите,
Я и сам не убегу:
Мне ведь хочется на волю -
Цепь порвать я не могу.
Уж вы цепи, мои цепи,
Вы железны сторожа!
Не порвать вас, не порезать
Мне без вострого ножа!
Не гулять мне, как бывало,
В темном лесе по ночам.
Моя молодость проходит
По острогам, по тюрьмам.
И я попал в тюрьму нечайно
Чрез изменницу-жену,
Я убил ее открыто
Знать уж быть тому греху.
Дети жалкими остались -
Кто же пожалеет их.
Загубила ты, злодейка,
Мужа честного, меня,
Чрез измену, лиходейка,
Погубила ты себя.
Часто дети голодают
Без родителей своих.
Кто теперь их пожалеет?
Нету, нету никого...

Неизвестный источник


2. Солнце всходит и заходит

Солнце всходит и заходит…
А в тюрьме моей темно…
Дни и ночи часовые - э-эх!
Стерегут мое окно…

Как хотите, стерегите…
Я и так не убегу…
Мне и хочется на волю…эх!
Цепь порвать я не могу…

И-эх вы, цепи, мои цепи…
Да вы железны сторожа…
Не порвать мне, не разбить вас…

Из пьесы М. Горького «На дне», 1902.


3. Солнце всходит и заходит
<фрагмент окончания>

Вы железны сторожа,
Не порвать вас, не порезать
Мне без острого ножа

Не гулять мне, как бывало,
Темной ночью по лесам,
Моя молодость увяла
По острогам, по тюрьмам.

Черный ворон, черный ворон,
Что ты вьешься надо мной?
Или чуешь ты добычу?
Черный ворон, я не твой.

Народные лирические песни. Л., 1961.


4. Солнце всходит и заходит

Солнце всходит и заходит,
Да в тюрьме моей темно,
Днем и ночью часовые
Да – э-эх! –
Стерегут мое окно.

Как хотите стерегите,
Я и сам не убегу,
Хоть мне хочется на волю,
Да – э-эх! –
Цепь порвать я не могу.

Да уж вы, цепи, мои цепи,
Цепи – железны сторожа.
Не порвать вас, не порезать,
Да – э-эх! –
Истомилась вся душа!

Солнца луч уж не заглянет,
Птиц не слышны голоса…
Как цветок, и в сердце вянет
Да – э-эх! –
Не глядели бы глаза!

Шедевры русского романса / Ред.-сост. Н. В. Абельмас. М.: ООО «Издательство АСТ»; Донецк: «Сталкер», 2004. (Песни для души).


5. Солнце всходит и заходит

Солнце всходит и заходит,
А в тюрьме моей темно.
Дни и ночи часовые
Стерегут мое окно.

Как хотите стерегите,
Я и так не убегу,
Мне и хочется на волю,
Цепь порвать я не могу.

Ах! Вы, цепи, мои цепи,
Вы железны сторожа!
Не сорвать мне, не порвать вас,
Истомилась вся душа.

Не гулять мне, как бывало,
По родимым по полям;
Моя молодость завяла
По острогам и тюрьмам.

Солнца луч уж не заглянет,
Птиц не слышны голоса,
Как цветок, и сердце вянет,
Не глядели бы глаза.

Блатная песня: Сборник. М.: ЭКСМО-Пресс, 2002.


6. Солнце всходит и заходит

Солнце всходит и заходит,
А в тюрьме моей темно.
Днём и ночью часовые
Стерегут моё окно.

Как хотите стерегите,
Я и так не убегу.
Мне и хочется на волю -
Да цепь порвать я не могу.

Ах вы цепи мои, цепи,
Вы железны сторожа,
Не порвать вас, не разбить вас
Без булатного ножа.

Не гулять мне, как бывало,
По родимым по полям:
Моя молодость увяла
По острогам, по тюрьмам.

Чёрный ворон, что ты вьёшься
Над моею головой?
Ты добычи не добьёшься -
Чёрный ворон, я не твой.

Две последние строки повторяются

Известнейшая арестантская песня. По словам Ивана Бунина, «эту острожную песню пела чуть не вся Россия». Два её куплета вошли в пьесу Максима Горького «На дне», она прозвучала в 1902 году на премьере пьесы. Поэтому часто автором песни считают самого Горького, на многих изданиях нот была фотография актёров, игравших в премьерном спектакле.
Первая строка песни стала нарицательной для обозначения мест лишения свободы. Вспомним хотя бы, как Ильф и Петров рассказывали о Козлевиче: «Он стал примерным заключённым, писал разоблачительные стихи в тюремной газете «Солнце всходит и заходит».
Песня исполнялась на мотив «Александровского централа».



Жиганец Ф. Блатная лирика. Сборник. Ростов-на-Дону: «Феникс», 2001, с. 12-13. В дальнейших работах Фима Жиганец (Александр Сидоров) указывает, что песня поется на сотив "Черного ворона" (Здравствуй, моя Мурка!: Лучшие блатные и уличные песни / Сост., предисл. и коммент. А.А. Сидорова. - М.: ПРОЗАиК, 2010).


7. Солнце всходит и заходит

Солнце всходит и заходит,
А в тюрьме моей темно.
Днем и ночью часовые
Стерегут мое окно.

Как хотите стерегите,
Я и так не убегу.
Хоть мне хочется на волю,
Цепь порвать я не могу.

Не гулять мне, как бывало,
По широким по полям.
Моя молодость пропала
По острогам и тюрьмам.

Солнца луч уж не заглянет,
Птиц не слышны голоса.
Мое сердце тихо вянет,
Не глядят уже глаза.

Солнце всходит и заходит,
А в тюрьме моей темно.
Днем и ночью часовые
Стерегут мое окно.

Черный ворон. Песни дворов и улиц. Книга вторая / Сост. Б. Хмельницкий и Ю. Яесс, ред. В. Кавторин. СПб.: Издательский дом "Пенаты", 1996. С. 262-263.


8. Солнце всходит…

Солнце всхо-о-одит
И захо-о-одит,
А в тюрьме-э-э
Моей темно-о-о.

Часовы-ы-ые
Днем и но-о-очью
Стерегу-у-ут
Мое окно-о-о.

Стереги-и-ите,
Как хоти-и-ите,
Всё равно-о-о
Я убегу-у-у.

Часово-о-ого
Я заре-э-эжу,
А нача-а-альника
Убью-у-у.

Когда я, дитя послевоенного поколения, посещала детский сад, среди "несанкционированных" песен у нас звучала такая.

Вот так. Ни больше ни меньше. Мальчишки ее пели, девчонки, ничтоже сумняшеся, подхватывали, и никто особо не вдумывался в смысл. Позже - во дворе, в лагере, в школе - я слышала ее уже в расширенном и лексически "обогащенном" виде. Слышала также и другой ее вариант. А вот откуда впервые пришел ко мне "Александровский централ", не помню. Может быть, из какого-то старого фильма... Знаю только, что в моем восприятии две эти песни никак не были связаны между собой. И вдруг - слились...

А я не уберу чемоданчик! Песни студенческие, школьные, дворовые / Сост. Марина Баранова. М.: Эксмо, 2006.



9. Солнце всходит и заходит
(Народная песня)

Слова Н.И. Красовского

Солнце всходит и заходит
А в тюрьме моей темно,
Дни и ночи часовые
Стерегут мое окно...
Максим Горький

Солнце всходит и заходит
Мрачно, как в моей тюрьме
В темноте часовой ходит
Покорившийся судьбе.

Я попал в тюрьму случайно -
За изменницу жену,
Что убил ее не тайно
Так уж быть тому греху.

Загубила ты, злодейка,
Мужа честного меня,
Чрез измену, лиходейка,
Погубила и себя...

Дети жалкими остались,
Кто же пожалеет их,
Часто может голодают
Без родителей своих.

И сижу в тюрьме скучаю
Наказание терплю,
Дни и ночи я страдаю
А порой и слезы лью...

Эх, железные вы цепи,
Вами крепко скован я,
Лязгом жалким вы гремите;
Вас порвать не в силах я.

Дни и ночи часовые
Строго стерегут меня,
Эх, вы цепи, мои цепи
С вами знать погибну я.

Москва златоглавая: Сборник новейших песен. М.: Издание Е.И. Коноваловой, 1907. С. 6-8.


Авторская переработка песни.


  




Ваша поддержка ускорит проект и победу разума: