ВОТ МЧИТСЯ ТРОЙКА ПОЧТОВАЯ

Вот мчится тройка почтовая
По Волге-матушке зимой,
Ямщик, уныло напевая,
Качает буйной головой.

«О чем задумался, детина? –
Седок приветливо спросил. –
Какая на сердце кручина,
Скажи, тебя кто огорчил?»

«Ах, милый барин, добрый барин,
Уж скоро год, как я люблю,
А нехристь староста, татарин,
Меня журит, а я терплю.

Ах, милый барин, скоро святки,
А ей не быть уже моей,
Богатый выбрал да постылый –
Ей не видать отрадных дней…»

Ямщик умолк и кнут ременный
С досадой за пояс заткнул.
«Родные, стой, неугомонный! –
Сказал, сам горестно вздохнул. –

По мне лошадушки взгрустнутся
Расставшись, борзые, со мной,
А мне уж больше не промчаться
По Волге-матушке зимой!»

<1901>

Песня стала популярной с конца XIX - начала XX века. Размер ее и некоторые строки восходят к песне А. Анордиста "Гремит звонок, и тройка мчится" ("Вот на пути село большое"). Один из песенных вариантов (записано А.М. Новиковой в 1919 г. в Тульской области).

Русские народные песни. Вступ. статья, сост. и примеч. А.М. Новиковой. М., Государственное издательство художественной литературы, 1957. С. 443.



Песня неизвестного автора с использованием фрагментов нескольких популярных более ранних песен о тройке: первая строка, а также обращение "детина" - вероятно, из «Тройки» Федора Глинки <1825> (см. песню «Вот мчится тройка удалая»); последний куплет - из "Тройки" Н. Анордиста ("Гремит звонок, и тройка мчится...", <1839>). Основной текст - вновь сочиненный.

Есть петербургская переработка о шофере, созданная около 1910 года - "На Острова летит стрелою" (поздние варианты - "Летит по Невскому машина"). Несколько ее вариантов см. в статье Владимира Бахтина "По островам летел стрелою..." (журнал "Нева", 1998, № 7, стр. 210-214).


Близкий вариант:

Вот мчится тройка почтовая


Слова и музыка неизвестных авторов

Вот мчится тройка почтовая
По Волге-матушке зимой,
Ямщик, уныло напевая,
Качает буйной головой.

«О чем задумался, детина? –
Седок приветливо спросил. –
Какая на сердце кручина,
Скажи, тебя кто огорчил?»

«Ах, барин, барин, добрый барин,
Уж скоро год, как я люблю,
А нехристь-староста, татарин,
Меня журит, а я терплю.

Ах, барин, барин, скоро святки,
А ей не быть уже моей,
Богатый выбрал да постылый –
Ей не видать отрадных дней…»

Ямщик умолк и кнут ременный
С досадой за пояс заткнул.
«Родные, стой! Неугомонны! –
Сказал, сам горестно вздохнул. –

По мне лошадушки взгрустнутся,
Расставшись, борзые, со мной,
А мне уж больше не промчаться
По Волге-матушке зимой!»

<1901>

Русские песни и романсы / Вступ. статья и сост. В. Гусева. - М.: Худож. лит., 1989. - (Классики и современники. Поэтич. б-ка) - без заглавия.


ВАРИАНТ




Вот мчится тройка почтовая
По Волге-матушке зимой.
Ямщик, уныло напевая,
Качает буйной головой.

«О чем задумался, детина? –
Седок приветливо спросил. –
Какая на сердце кручина?
Скажи, тебя кто огорчил?»

«Ах, милый барин, добрый барин!,
Уж скоро год, как я люблю.
Да нехристь староста-татарин
Меня журит, а я терплю.

Ах, милый барин, скоро святки,
А ей не быть уже моей;
Богатый выбрал, да постылый,
Ей не видать веселых дней».

Ямщик умолк и кнут ременный
С голицей за пояс заткнул.
«Родные... Стой, неугомонны!» –
Сказал, сам горестно вздохнул.

Две последние строки куплетов повторяются

Такун Ф. И. Славянский базар. – М.: «Современная музыка», 2005.



В этом сборнике последний куплет песни пропущен, но обычно он поется:

«По мне лошадушки взгрустнутся,
Расставшись, борзые, со мной,
А мне уж больше не промчаться
По Волге-матушке зимой!



  




Ваша поддержка ускорит проект и победу разума: