#Ам43мж

БОЙ ПОД ЩУРИНОМ
Песнь Отдельного батальона Гвардейского экипажа

Слова Бориса Германа

На мотив: «Как ныне сбирается вещий Олег...»
Оркестр: « Укусила муха...»


Война началась. Мы вернулись из шхер,
Ушли корабли боевые, —
И на море немцам был явлен пример,
Как бьются Гвардейцы морские.

Обидно: на яхтах остался народ —
Красавцы, лихие ребята...
И стали просить сухопутной поход:
Матрос поддержал чтоб солдата.

«На суше и прежде дрались моряки...»
И Царь разрешил отправляться
Нам дали на фронте две главных реки.
На них стали с немцем мы драться.

Оркестр: «Так громче, музыка...»

В окопы послали... Речь Саблин ведет:
«У нас в батальоне нет трусов.
За трон и за Родину каждый умрет»...
Внимательно слушает Усов.

Он принял команду в участке плохом
(Ведь скучно сидеть в обороне),
Впервые знакомится он с моряком
В Гвардейском лихом батальоне.

Оркестр: «Так громче, музыка...»
«Здорово, красавцы, стрелки-моряки!»
«Здравия желаем, Ваше Превосходительство!»


Наш Саблин ему объясненья дает
На самые мелочи даже,
И каждую ночь по окопам идет,
За славу страшась экипажа.

Оркестр: «Так громче, музыка...»
«Не оплошайте, братцы!»
«Постараемся, Ваше Высокоблагородие!»


Как соты, окопы на том берегу,
Пред ними с ручьями болото,
Сеть проволок цепких защита врагу, —
Тяжелая будет работа!

Но славному бою пришел свой черед...
Без всякой почти подготовки
Соседи-стрелки понеслися вперед,
Подняв лишь повыше винтовки.

И страшный под Щурином бой закипел:
Как град полетели снаряды,
Рой пуль пулеметных, как буря, свистел!
И гибли стрелки ряд за рядом.

Но все же три роты болото прошли
И громко «ура» разнеслося,
И то, что в передних окопах нашли,
Стрелкам-удальцам все сдалося.

Оркестр: «Так громче, музыка...»

Уж много окопов забрали стрелки
И меньше их все остается,
А к немцам подходят резерва полки...
Со взводом пять рот уж дерется!

И видно, что тяжко героям-стрелкам:
Нет силы, а надобно драться...
Тут Хвощинский шепчет своим молодцам:
«На помощь попросимся, братцы».

И лишь разрешили, — летят моряки.
Такое «ура» раздалося,
Что немцы, завидев морские штыки,
Со злобой кричат: «сорвалося!»

Оркестр: «Так громче, музыка...»

Гвардейским матросам не диво вода,
В болоте они не замнутся.
Их издали видно, да то не беда!
Бегут во весь рост и не гнутся.

Уж многих убили из роты второй,
И в ротах других есть потери.
Но Хвощинский храбрых ведет за собой,
И мечутся немцы, как звери.

С налета забрали матросы окоп,
Колючие сети разрушив.
В них с флангов стреляют, стреляют им в лоб,
Да храбрости тем не затушишь!

Оркестр: «Так громче, музыка...»

Упорно и злобно дерутся враги,
Их больше, и выбить их трудно.
Но старую славу хранят моряки
И бьются без устали, чудно...

Не выдержал немец напор, — побежал...
Хоть был он намного сильнее.
Победу над ним Батальон одержал,
Взял пленных, редут и трофеи.

Хор: «Так громче, музыка, играй победу,
Мы Щурин взяли, и враг бежит...»


Живыми не вышли б стрелки из кольца,
А тут бьют врага рядом с нами:
Мы колем и гоним его без конца...
Так славой покрыли мы знамя!

И громко нас славят соседи-стрелки
И общий начальник наш Усов:
«Лишь самые лучшие наши полки
Из немцев так делали трусов»...

Оркестр: «Так громче, музыка...»
«Покорно благодарим, Ваше Превосходительство!»


Так Щурин был взят, и окончился бой.
Уж шутят матросы, как дети:
«Удачлив бой первый, наш Саблин Второй
И ваш полк стрелков Царских Третий».

Хор: «Так громче, музыка...»

Собрались все: Яша, Чигаев, Брискорн,
Кузьмин, Мясоедов-Иванов,
Кублицкий, Секерин, Ловягин и Керн,
Штукенберг, Родионов, Богданов.

Как много рассказов про доблесть стрелков,
Про нашу поддержку лихую,
Про раны, про смерть удалых моряков,
Погибших за землю родную.

Хоть раненых много, но бодрость у всех —
Удачей, победой все пьяны,
Не стонут. ..И Герман, молясь за успех,
Всю ночь перевязывал раны.

Потом все начальство нас стало хвалить
И сам командир Экипажа.
«Спасибо, молодцы, за службу!»
«Рады стараться, Ваше Императорское Высочество!»

Сильней батальон свой мы будем любить,
Еще себя немцам покажем.

Хор: «Так громче, музыка...»

Уехал наш Саблин к Царю на доклад,
«Прощайте, братцы».
«Счастливого пути, Ваше Высокоблагородие».

И вскоре ответ получился —
Что славе морской Государь очень рад,
Уроном большим огорчился.

Погибшим и слава, и вечный покой,
Матросам в пехотном мундире.
«Уверен, что также пойдете вы в бой
При новом своем командире».

Государю Императору, нашему Августейшему Главнокомандующему прокричим старое морское «Ура» (6 раз)

Хор и оркестр: «Так громче, музыка, играй победу,
Мы Щурин взяли, и враг бежит...»


1916

Новый Часовой. 2002. №13-14 (Публикация А. Бочарова). Приводится по изд.: Новый Часовой: По страницам русского военно-исторического журнала. СПб - Калининград, 2013. [Спецвыпуск к конференции "Первая мировая война в истории и культуре России и Европы" 25-26 окт. 2013, Калининград]. С. 151-156.


Полный текст публикации (скачать PDF):


Алексей Бочаров

«ТАК ГРОМЧЕ, МУЗЫКА, ИГРАЙ ПОБЕДУ,
МЫ ЩУРИН ВЗЯЛИ, И ВРАГ БЕЖИТ...»


Гвардейский флотский экипаж, единственная гвардейская часть, существовавшая в русском военно-морском флоте, принимал актив­ное участие в Первой мировой войне, в том числе в боевых действи­ях на суше.

В августе 1914 года были сформированы 1-й и 2-й отдельные батальоны Гвардейского экипажа, направленные на сухопутный фронт. 31 марта 1915 го­да они были объединены в один Отдельный батальон Гвардейского экипа­жа, участвовавший в боевых действиях на различных участках фронта до марта 1917 года. Особенно отличились гвардейские моряки 15 июля 1916 го­да в ходе Ковельской операции войск Юго-Западного фронта, ставшей про­должением знаменитого Луцкого (Брусиловского) прорыва. В этот день Отдельный батальон Гвардейского экипажа совместно с Л.-гв. 3-м Его Ве­личества стрелковым полком, преодолев болотистую местность, овладел позициями противника у деревни Щурин Луцкого уезда Волынской губер­нии и самой деревней1.

Текст песни «Бой под Щурином», предлагаемый вниманию читателей, хранится в фонде Гвардейского флотского экипажа в Российском государст­венном архиве военно-морского флота (РГА ВМФ. Ф. 935. Оп. 3. Д. 175. Л. 1—3. Копия Машинопись). Автор стихов — младший врач Гвардейского экипажа надворный советник Борис Константинович Герман (1877—?). Песня представляет интерес не только как образец песенного творчества пе­риода Первой мировой войны, но и, в первую очередь, как своеобразная стихотворная хроника конкретного события, очень точно отразившая мно­гие его подробности. Исходя из этого, автор публикации счел необходимым сопроводить ее комментарием.

Бой под Щурином
Песнь Отдельного батальона Гвардейского Экипажа


На мотив: «Как ныне сбирается вещий Олег...»
Оркестр: « Укусила муха...»


Война началась. Мы вернулись из шхер,
Ушли корабли боевые2, —
И на море немцам был явлен пример,
Как бьются Гвардейцы морские.

Обидно: на яхтах3 остался народ —
Красавцы, лихие ребята...
И стали просить сухопутной поход:
Матрос поддержал чтоб солдата.

«На суше и прежде дрались моряки...»4
И Царь разрешил отправляться
Нам дали на фронте две главных реки5.
На них стали с немцем мы драться.

Оркестр: «Так громче, музыка...»

В окопы послали... Речь Саблин6 ведет:
«У нас в батальоне нет трусов.
За трон и за Родину каждый умрет»...
Внимательно слушает Усов7.

Он принял команду в участке плохом
(Ведь скучно сидеть в обороне),
Впервые знакомится он с моряком
В Гвардейском лихом батальоне.

Оркестр: «Так громче, музыка...»
«Здорово, красавцы, стрелки-моряки!»
«Здравия желаем, Ваше Превосходительство!»


Наш Саблин ему объясненья дает
На самые мелочи даже,
И каждую ночь по окопам идет,
За славу страшась экипажа.

Оркестр: «Так громче, музыка...»
«Не оплошайте, братцы!»
«Постараемся, Ваше Высокоблагородие!»


Как соты, окопы на том берегу,
Пред ними с ручьями болото,
Сеть проволок цепких защита врагу, —
Тяжелая будет работа!

Но славному бою пришел свой черед...
Без всякой почти подготовки
Соседи-стрелки8 понеслися вперед,
Подняв лишь повыше винтовки.

И страшный под Щурином бой закипел:
Как град полетели снаряды,
Рой пуль пулеметных, как буря, свистел!
И гибли стрелки ряд за рядом.

Но все же три роты болото прошли
И громко «ура» разнеслося,
И то, что в передних окопах нашли,
Стрелкам-удальцам все сдалося.

Оркестр: «Так громче, музыка...»

Уж много окопов забрали стрелки
И меньше их все остается,
А к немцам подходят резерва полки...
Со взводом пять рот уж дерется!

И видно, что тяжко героям-стрелкам:
Нет силы, а надобно драться...
Тут Хвощинский9 шепчет своим молодцам:
«На помощь попросимся, братцы».

И лишь разрешили, — летят моряки.
Такое «ура» раздалося,
Что немцы, завидев морские штыки,
Со злобой кричат: «сорвалося!»

Оркестр: «Так громче, музыка...»

Гвардейским матросам не диво вода,
В болоте они не замнутся.
Их издали видно, да то не беда!
Бегут во весь рост и не гнутся.

Уж многих убили из роты второй,
И в ротах других есть потери.
Но Хвощинский храбрых ведет за собой,
И мечутся немцы, как звери.

С налета забрали матросы окоп,
Колючие сети разрушив.
В них с флангов стреляют, стреляют им в лоб,
Да храбрости тем не затушишь!

Оркестр: «Так громче, музыка...»

Упорно и злобно дерутся враги,
Их больше, и выбить их трудно.
Но старую славу хранят моряки
И бьются без устали, чудно...

Не выдержал немец напор, — побежал...
Хоть был он намного сильнее.
Победу над ним Батальон одержал,
Взял пленных, редут и трофеи.

Хор: «Так громче, музыка, играй победу,
Мы Щурин взяли, и враг бежит...»


Живыми не вышли б стрелки из кольца,
А тут бьют врага рядом с нами:
Мы колем и гоним его без конца...
Так славой покрыли мы знамя!

И громко нас славят соседи-стрелки
И общий начальник наш Усов:
«Лишь самые лучшие наши полки
Из немцев так делали трусов»...

Оркестр: «Так громче, музыка...»
«Покорно благодарим, Ваше Превосходительство!»


Так Щурин был взят, и окончился бой.
Уж шутят матросы, как дети:
«Удачлив бой первый, наш Саблин Второй
И ваш полк стрелков Царских Третий»10.

Хор: «Так громче, музыка...»

Собрались все: Яша11, Чигаев12, Брискорн13,
Кузьмин14, Мясоедов-Иванов15,
Кублицкий16, Секерин17, Ловягин18 и Керн19,
Штукенберг20, Родионов21, Богданов22.

Как много рассказов про доблесть стрелков,
Про нашу поддержку лихую,
Про раны, про смерть удалых моряков,
Погибших за землю родную.

Хоть раненых много, но бодрость у всех —
Удачей, победой все пьяны,
Не стонут. ..И Герман, молясь за успех,
Всю ночь перевязывал раны.

Потом все начальство нас стало хвалить
И сам командир Экипажа23.
«Спасибо, молодцы, за службу!»
«Рады стараться, Ваше Императорское Высочество!»

Сильней батальон свой мы будем любить,
Еще себя немцам покажем.

Хор: «Так громче, музыка...»

Уехал наш Саблин к Царю на доклад,
«Прощайте, братцы».
«Счастливого пути, Ваше Высокоблагородие».

И вскоре ответ получился —
Что славе морской Государь очень рад,
Уроном большим огорчился.

Погибшим и слава, и вечный покой,
Матросам в пехотном мундире.
«Уверен, что также пойдете вы в бой
При новом своем командире»24.

Государю Императору, нашему Августейшему Главнокомандующему прокричим старое морское «Ура» (6 раз)

Хор и оркестр: «Так громче, музыка, играй победу,
Мы Щурин взяли, и враг бежит...»


Его Превосходительству А. В. Усову от некрепко уважающего автора
20.VIII.1916 г. Герман


1 Подробно о действиях войск гвардии в ходе Ковельской операции см., напр.: Ти­хомиров А., Чапкевич Е. Братская могила на болоте. Гвардия в боях на реке Стоход летом 1916 года // Родина. 2000. №11. С. 35—38.

2 Имеются в виду крейсер «Олег» и эскадренные миноносцы «Войсковой» и «Ук­раина», команды которых комплектовались чинами Гвардейского экипажа.

3 К Гвардейскому экипажу были причислены императорские яхты «Штандарт», «Полярная звезда», «Александрия», «Стрела» и «Царевна».

4 Гвардейские моряки участвовали в военных действиях на суше в большинстве кампаний русской армии в XIX в., в т.ч. в Отечественной войне 1812 и заграничных походах (1813—1814). Подробно см. Аренс Е.И. Гвардейские моряки в бою под Кульмом. СПб., 1913; Виноградский. Участие Гвардейского экипажа в сухопутной кампании 1812 года. СПб., 1899; Гвардейский экипаж // Военная энциклопедия. Т. VII. СПб., 1912. С. 199—200; Поливанов В.Т., Бякин Г.И. Морской гвардейский экипаж. Страницы истории. СПб., 1996.

5 В 1914—1915 1-й и 2-й отдельные батальоны Гвардейского экипажа участвовали в боевых действиях на реках Висла и Неман.

6 Саблин 2-й Николай Павлович (1880—1937) — флигель-адъютант (1912), в 1916— капитан I ранга, командир Отдельного батальона Гвардейского экипажа. Умер в эмиграции в Париже.

7 Усов А.В. — генерал-майор. В июле 1916 осуществлял общее руководство час­тями гвардии, участвовавшими в наступлении в районе Щурина.

8 Чины Л.-гв. 3-го стрелкового Его Величества полка.

9 Хвощинский Василий Владимирович (1888—?) — в 1916 — лейтенант, командир 2-й роты Отдельного батальона Гвардейского экипажа.

10 В этой строфе игра слов: см. примечания 6 и 8.

11 Не установлен.

12 Чигаев Борис Николаевич (1895—1938) — в 1916 мичман. Репрессирован в Ле­нинграде в 1938.

13 Брискорн фон Борис Васильевич (1892—?) — в 1916 лейтенант.

14 Кузьмин Александр Петрович (1891—?) — в 1916 лейтенант.

15 Мясоедов-Иванов Сергей Викторович (1876—1944) — в 1916 капитан II ранга, затем капитан I ранга. Умер в эмиграции в Париже.

16 Кублицкий Александр Иванович (1884—1946) — в 1916 старший лейтенант. Ка­питан II ранга производства П.Н. Врангеля (1920). Умер в эмиграции в Тунисе.

17 Секерин Сергей Владимирович (1894—1974) — в 1916 мичман, затем старший лейтенант. Умер в эмиграции в США.

18 Ловягин Антон Иванович (1895—?) — в 1916 мичман.

19 Керн Фёдор Георгиевич (1892—1955) — в 1916 лейтенант. Умер в эмиграции в США.

20 Штукенберг Борис Павлович (?—1974) — в 1916 мичман. Умер в эмиграции в США.

21 Родионов Николай Николаевич (1886—1962) — в 1916 старший лейтенант, за­тем капитан II ранга. Умер в эмиграции в Париже.

22 Богданов Николай Леонидович (1873—?) — старший врач Гвардейского экипа­жа, доктор медицины, почетный лейб-медик Двора Его Императорского Величества.

23 Командиром Гвардейского экипажа с 16 марта 1915 и до Февральской револю­ции 1917 был Великий князь Кирилл Владимирович (1876—1938).

24 Новым командиром Отдельного батальона Гвардейского экипажа был назначен капитан II ранга С.В. Мясоедов-Иванов.



  




Ваша поддержка ускорит проект и победу разума: