ПРАПОРЩИК

Вот вспыхнуло утро и выстрел раздался,
И грохот безумный пошел канонад,
Над нашим отрядом снаряд разорвался
И начался ужас и стоны, и ад...

Вот прапорщик юный, со взводом пехоты,
Старается знамя полка отстоять...
Остался один он из всей полуроты,
Но нет! Он не будет назад отступать!

Эй, братцы, В штыки! Здесь пощаде нет места!..
Отрадно за родину всем умирать!..
А в городе дальнем молилась невеста
И горько рыдала: Спаси-ж Божья Мать!

Но кончился бой, и земля покраснела,
Врага мы прогнали к далекой реке...
И только на утро нашли его тело,
И знамя сжимал он в застывшей руке!

Когда пред невестой вся правда открылась,
Она в лазарет поступила сестрой,
И часто на братской могиле молилась:
Вечная память! И вечный покой!

В.И. Симаков. Прапорщик. Новейший военный песенник. 2-е испр. и дополн. издание. Пг.: Издание книжной торговли Н.И. Холмушина, 1916. [Разрешено военной цензурой за №4643, 7 мая 1916 г.]. С. 3.


Известна также как "Прапорщик юный". Одна из популярнейших городских песен времен Первой мировой войны. Написана на основе романса Е. Жураковского и Е. Буланиной "Чайка" (Вот вспыхнуло утро, румянятся воды..., там же см. ноты).

В годы войны один из вариантов песни вышел на пластинке фирмы "Экстрафон" (Повесть о юном прапорщике / С аккомпанементом оркестра в исполнении Д.А. Богемского [Музыка Е. Жураковского, слова Д. Богемского]. «Экстрафон». № 23388). Прослушать фонограмму можно здесь.

С началом войны прапорщик стал героем городской публики: чин прапорщика, младший офицерский чин, вводился только в военное время. Его получали гражданские образованные молодые люди после школ прапорщиков или ускоренных курсов военных училищ. Кадровое офицерство презрительно относились к прапорщикам. С другой стороны, на фронте шутили, что кадровые офицеры сидят в штабах, а на передовой - прапорщики. Прапорщиками восполняли потери кадровых офицеров, число которых резко упало из-за неудач первого года войны. См. также фривольную песню В. Пергамента и Чуж-Чуженина "Прапорщик ты мой".

Переделки "Чайки", в том числе основанные на "Прапорщике юном", были популярны в годы Гражданской войны - см. сибирские партизанские "Гудок паровоза" (1918) и "На смерть Погодаева" (Вот вспыхнуло утро, мы Сретенск заняли..., 1920).


ВАРИАНТЫ (3)

1. Прапорщик юный
На мотив «Чайки»

П. Тро-нский

Вот вспыхнуло утро, и выстрел раздался,
По нашей колонне уж Немцы палят,
Над нашим отрядом снаряд разорвался,
И стоны, и крики, и грохот, и ад!..

Вот прапорщик юный, со взводом пехоты,
Он знамя родное хотел отстоять.
Один он остался от всей полуроты,
Но нет, он не может назад отступать!

Победою нашей бой тот кончался,
Врага отогнали мы к дальней реке,
А прапорщик юный на месте остался,
И знамя сжимал он в застывшей руке.

В бою штыковом для пощады нет места!
Наш прапорщик юный погиб, как герой!
Вдовой невенчанной осталась невеста...
Она в лазарет поступила сестрой...

Прапорщик юный. Новейший песенник. М.: Типография П.В. Бельцова, 1916. С. 3.

Этот же вариант: Новый военный песенник. Прапорщик юный (На мотив «Чайка»). М., Типография П.В. Бельцова, 1916. С. 3.


2. Вот вспыхнуло утро

Вот вспыхнуло утро, и выстрел раздался,
И крокот безумный, пошел в коновод
Под нашим окопом снаряд разорвался,
Тут слышались стоны и вопли бойцов,
А прапорщик юный со взводом пехоты
Старается знамя полка отстоять.
Один ты остался от всей полуроты.
Но нет, он не будет назад отступать.
Вот вспыхнуло утро, заря заалела,
Врага мы угнали далеко к реке,
И только наутро нашли его тело,
И знамя держал он в застывшей руке.

Записана от Ромас З. А., 1914 г. р., г. Талгар, в 1976 г.

Багизбаева М. М. Фольклор семиреченских казаков. Часть 2. Алма-Ата: «Мектеп», 1979, №250. [Дана в разделе "Песни Гражданской и Великой Отечественной войн".]





3. Вот вспыхнуло утро...

Вот вспыхнуло утро,
И выстрел раздался,
И грохот безумный
Пошел канонад,
Над нашим окошком
Снаряд разорвался,
Послышались вопли
И стоны солдат.

Там прапорщик юный
Со взводом пехоты,
Он знамя полка
Хотел отстоять.
Остался один он
От всей полуроты,
Но нет, он не хочет
Назад отступать.

"Стой, братцы, вперед,
Нам пощаде нет места,
За родину все мы
Должны умирать!.."
А в городе дальнем
Молилась невеста:
"Спаси его, Боже
И Божия мать!"

Вот кончился бой,
Вся земля покраснела.
Врага отогнали мы
К дальней реке.
И только наутро
Нашли его тело,
Державшее знамя
В застывшей руке.

Печ. впервые. Из альбома 1944 г., полученного в Новгородской обл. в 1947 г. Из собр. Бахтина. Первая строка песни заимствована из стихотворения Е.А. Буланиной "Под впечатлением "Чайки" Чехова", ставшего популярным романсом. В годы Гражданской войны печатаемая здесь солдатская песня была переработана ("Вот вспыхнуло утро, мы Сретенск заняли..." - см. сб. Л. Элиасова и И. Ярцевского "Фольклор семейских". Улан-Удэ, 1963).

Русская лирическая песня / Вступ. ст., сост. и подг. текста, примеч. В.С. Бахтина; Запись В.С. Бахтина и др. СПб.: Композитор, 2004. С. 334. №440.