ДЕВУШКА ИЗ МАЛЕНЬКОЙ ТАВЕРНЫ

Девушку из маленькой таверны
Полюбил суровый капитан
За глаза пугливой дикой серны,
За улыбку, как морской туман.
Полюбил за пепельные косы,
Алых губ нетронутый коралл,
В честь которых бравые матросы
Осушили не один бокал.

С берегов, похожих на игрушки,
Где коврами бархат на лугах,
Для нее скупались безделушки,
Ожерелья, кольца, жемчуга.
Каждый год с апрельскими ветрами
Из далеких океанских стран
Белый бриг, наполненный дарами,
Привозил суровый капитан.

А она с улыбкой величавой
Принимала ласки и привет,
Но однажды гордо и лукаво
Бросила безжалостное «нет»…
Он ушел, суровый и жестокий,
Не сказав ни слова в этот миг,
А наутро в море на востоке
Далеко маячил белый бриг.

И в тот год с весенними ветрами
Из далеких океанских стран
К берегам приветливым и теплым
Не вернулся больше капитан.
Девушка из маленькой таверны
Целый день сидела у окна,
И глаза пугливой дикой серны
Налились слезами дополна.

И никто не понимал в июне,
Почему в заката поздний час
Девушка из маленькой таверны
Не сводила с моря грустных глаз.
И никто не понимал в июле,
Даже сам хозяин кабака:
Девушка из маленькой таверны
Бросилася в море с маяка.

Так погибли пепельные косы,
Алых губ нетронутый коралл,
В честь которых бравые матросы
Осушили не один бокал…

С фонограммы Киры Смирновой, CD «В нашу гавань заходили корабли» № 3, «Восток», 2001.


Популярная песня - очевидно, эпохи НЭПа. Легла в основу других песен, где действие перенесено из романтических декораций на бытовую почву ("Желтый лист задумался о чем-то", "Форд").


ВАРИАНТЫ (5)

1.



1. Девушку из маленькой таверны
Полюбил суровый капитан,
Девушку с глазами дикой серны
И с улыбкой, как ночной туман.

2. Полюбил за пепельные косы,
Алых губ нетронутых коралл,
В честь которых боцман и матросы
Поднимали не один бокал.

3. Каждый год с апрельскими ветрами
Из далеких и богатых стран
Белый бриг, наполненный коврами,
Приводил суровый капитан.

4. И, как рыцарь сказочный и верный,
Он спешил на дальний огонек,
К девушке из маленькой таверны,
К девушке — виновнице тревог.

5. И она с улыбкой горделивой
Принимала ласку и привет,
Но однажды гордо и спесиво
Бросила безжалостное "нет".

6. Он ушел спокойный и угрюмый,
Головою гордою поник.
А наутро чайкой белокрылой
Скрылся в море белый его бриг.

7. В этот год с апрельскими ветрами
Из далеких и богатых стран
Белый бриг, наполненный коврами,
Не привел суровый капитан.

8. Девушка из маленькой таверны
Целый день сидела у окна.
Девушка с глазами дикой серны
Слезы целый день лила одна.

9. И никто не мог понять в таверне,
Даже сам хозяин кабака,
Почему девушка с глазами дикой серны
Бросилася в море с маяка.

Слова и музыка — не позднее 1930 года.

Шел трамвай десятый номер… Городские песни. Для голоса в сопровождении фортепиано (гитары). / Сост. А. П. Павлинов и Т. П. Орлова. СПб., "Композитор – Санкт-Петербург", 2005.



2. Девушка из маленькой таверны

Девушку из маленькой таверны
Полюбил суровый капитан
За глаза пугливой дикой серны,
За улыбку, как морской туман.
Полюбил за пепельные косы,
Алых губ нетронутый коралл,
В честь которых бравые матросы
Поднимали не один бокал.

Каждый год с апрельскими ветрами
Из далеких океанских стран
Белый бриг, наполненный дарами,
Приводил суровый капитан.
С берегов, похожих на игрушки,
Где кораллом стелются луга,
Для нее скупались безделушки,
Ожерелья, кольца, жемчуга.

А она с улыбкой величавой
Принимала ласки и привет,
Но однажды гордо и лукаво
Бросила безжалостное «нет»…
Он ушел, суровый и жестокий,
Не сказав ни слова в этот миг,
А наутро в море на востоке
Далеко маячил белый бриг.

И в тот год с весенними ветрами
Из далеких океанских стран
Белый бриг, наполненный дарами,
Не привел красавец капитан.
Девушка из маленькой таверны
Целый день сидела у окна,
И глаза пугливой дикой серны
Налились слезами дополна.

И никто не понимал в июне,
Почему в заката поздний час
Девушка из маленькой таверны
Не сводила с моря грустных глаз.
И никто не понимал в июле,
Даже сам хозяин кабака:
Девушка из маленькой таверны
Бросилася в море с маяка.

А наутро бешеной волною
Труп ее был к берегу прибит,
И она с распущенной косою
На песке лежала, будто спит.
Они были верными друг другу
И погибли от сердечных ран –
Девушка из маленькой таверны
И моряк, красавец капитан.

В нашу гавань заходили корабли. Пермь, "Книга", 1996.


Близкие варианты:

Девушку из маленькой таверны...

Девушку из маленькой таверны
Полюбил суровый капитан
За глаза пугливой дикой серны,
За улыбку, как морской туман.
Полюбил за пепельные косы,
Алых губ нетронутый коралл,
В честь которых бравые матросы
Поднимали не один бокал.

Каждый год с апрельскими ветрами
Из далеких океанских стран
Белый бриг, наполненный дарами,
Приводил суровый капитан.
С берегов, похожих на игрушки,
Где коврами стелются луга,
Для нее скупались безделушки,
Ожерелья, кольца, жемчуга.

А она с улыбкой величавой
Принимала ласки и привет,
Но однажды гордо и лукаво
Бросила безжалостное «нет»...
Он ушел, суровый и жестокий,
Не сказав ни слова в этот миг,
А наутро в море на востоке
Далеко маячил белый бриг.

Год прошел, с весенними ветрами
Из далеких океанских стран
Белый бриг, наполненный дарами,
Не привел красавец капитан.
Девушка из маленькой таверны
Целый день сидела у окна.
И глаза пугливой дикой серны
Налились слезами дополна.

И никто не понимал в июне,
Почему в заката поздний час
Девушка из маленькой таверны
Не сводила с моря грустных глаз.
И никто не понимал в июле,
Даже сам хозяин кабака:
Девушка из маленькой таверны
Бросилася в море с маяка.

А наутро бешеной волною
Труп ее был к берегу прибит,
И она с распущенной косою
На песке лежала, будто спит.
Они были верными друг другу
И погибли от сердечных ран -
Девушка из маленькой таверны
И моряк, красавец капитан.

Как на Дерибасовской... Песни дворов и улиц. Книга первая / Сост. Б. Хмельницкий и Ю. Яесс, ред. В. Кавторин, СПб.: Издательский дом "Пенаты", 1996, с. 80-83.


Девушка из маленькой таверны

Девушку из маленькой таверны
Полюбил суровый капитан
За глаза пугливой дикой серны,
За улыбку, как морской туман.
Полюбил за пепельные косы,
Алых губ нетронутый коралл,
В честь которых бравые матросы
Подымали не один бокал.

Каждый год с апрельскими ветрами
Из далеких океанских стран
Белый бриг, наполненный дарами,
Приводил суровый капитан.
С берегов, похожих на игрушки,
Где коврами стелются луга,
Для нее скупались безделушки,
Ожерелья, кольца, жемчуга.

А она с улыбкой величавой
Принимала ласки и привет,
Но однажды гордо и лукаво
Бросила безжалостное «нет».
Пораженный выходкой жестокой,
Он ушел без слова в этот миг,
А наутро в море на востоке
Далеко маячил белый бриг.

Год прошел, с весенними ветрами
Из далеких океанских стран
Белый бриг, наполненный дарами,
Не привел суровый капитан.
Девушка из маленькой таверны
День и ночь сидела у окна,
И глаза пугливой дикой серны
Налились слезами дополна.

И никто не понимал в июне,
Почему в заката поздний час
Девушка из маленькой таверны
Не сводила с моря грустных глаз.
И никто не понимал в июле,
Даже сам хозяин кабака:
Девушка из маленькой таверны
Бросилася в море с маяка.

А наутро бешеной волною
Труп ее был к берегу прибит,
И она с распущенной косою
На песке лежала, будто спит.
Они были верными друг другу
И погибли от сердечных ран,
Девушка из маленькой таверны
И моряк, красавец капитан.

А я не уберу чемоданчик! Песни студенческие, школьные, дворовые / Сост. Марина Баранова. - М.: Эксмо, 2006.


3. Девушка из маленькой таверны

Девушку из маленькой таверны
Полюбил суровый капитан
За глаза пугливой дикой серны,
За улыбку, как морской туман.

Полюбил за пепельные косы,
Алых губ нетронутый коралл,
За который пьяные матросы
Выпивали не один бокал.

Каждый год с весенними ветрами
Из далеких океанских стран
Белый бриг, наполненный дарами,
Привозил суровый капитан.

С берегов, похожих на игрушки,
Где коврами стелются луга,
Для нее скупались безделушки,
Ожерелья, кольца, жемчуга.

А она с улыбкой величавой
Принимала ласки и привет,
Но однажды гордо и лукаво
Бросила безжалостное «нет»...

Он ушел, суровый и жестокий,
Не сказав ни слова в этот миг,
А наутро чайкой на востоке
Далеко маячил белый бриг.

И в тот год с весенними ветрами
Из далеких океанских стран
Белый бриг, наполненный дарами,
Не привез суровый капитан.

Девушка из маленькой таверны
Целый день сидела у окна,
И глаза пугливой дикой серны
Налились слезами дополна.

И никто не понимал в июне,
Почему в заката поздний час
Девушка из маленькой таверны
Не сводила с моря грустных глаз,

И никто не понимал в июле,
Даже сам хозяин кабака:
Девушка из маленькой таверны
Бросилася в море с маяка.

А наутро бешеной волною
Труп ее был к берегу прибит,
И она с распущенной косою
На песке лежала, будто спит.

Они были верными друг другу
И погибли от сердечных ран -
Девушка из маленькой таверны
И моряк - красавец капитан.

«Я слепая и глухая старуха, - пишет Нина Алексеевна ВАРФОЛОМЕЕВА из Ярославля. - Но еще хочу общаться с миром. Если можете, напечатайте в «Песнях нашего двора» песню, которую я давно храню».

Ярославская областная газета «Золотое кольцо», 11.12.2002, рубрика «Песни нашего двора».


4. Девушка из маленькой таверны

Девушку из маленькой таверны
Полюбил отважный капитан,
Девушку с глазами дикой серны
И с румянцем ярким, как тюльпан.
Полюбил за пепельные косы,
Алых губ нетронутый коралл,
В честь ее на берегу матросы
Поднимали не один бокал.

Сколько раз с попутными ветрами
Из далеких и богатых стран
Белый бриг с туземными коврами
Приводил суровый капитан.
Словно рыцарь сумрачный, но верный,
Он спешил на милый огонек:
К девушке из маленькой таверны,
К девушке – виновнице тревог.

А она спокойно, величаво
Принимала ласку и привет.
Но однажды гордо и лукаво
Бросила безжалостное «нет!»
Он ушел, печальный и унылый,
Головою буйною поник.
А наутро чайкой белокрылой
Далеко маячил в море бриг.

В этот год, предчувствуя награду,
Несмотря на штормы и туман,
Белый бриг из Персии в Канаду
Снова вел суровый капитан.
Словно рыцарь сумрачный, но верный,
Он спешил на милый огонек:
К девушке из маленькой таверны,
К девушке – виновнице тревог.

Он не видел пьяного матроса,
Грубые не слышал голоса,
Только видел пепельные косы,
Серые пугливые глаза.
Но, войдя в завесу из тумана,
Налетел на скалы белый бриг.
Пенистые волны океана
Судно поглотили в один миг.

И никто не мог сказать наверно,
Почему в вечерний поздний час
Девушка из маленькой таверны
С океана не спускает глаз.
Вновь никто не понял из таверны -
Даже сам хозяин кабака –
Девушка с глазами дикой серны
Бросилась в пучину с маяка.

Песни нашего двора / Авт.-сост. Н. В. Белов. Минск: Современный литератор, 2003. – (Золотая коллекция). Аналогичный вариант: Русский шансон / Сост. Н. В. Абельмас. М.: ООО "Издательство АСТ"; Донецк: "Сталкер", 2005. – (Песни для души), с тремя отличиями:

Ст. 2: Полюбил суровый капитан
Ст. 7: В честь которых пьяные матросы
Ст. 21: Он ушел покорный и унылый



5. Девушка из маленькой таверны

Девушку из маленькой таверны
Полюбил суровый капитан,
Девушку с глазами дикой серны,
За улыбку нежную и стан.

Полюбил за пепельные косы,
Алых губ нетронутых коралл,
В честь которых боцманы, матросы
Поднимали не один бокал.

Каждый год с апрельскими ветрами
Из далеких океанских стран
Белый бриг, наполненный коврами,
Приводил суровый капитан.

И как рыцарь, сказочный и нежный,
Он спешил на тихий огонек,
К девушке с глазами дикой серны,
К девушке — виновнице тревог.

А она кокетливо, лукаво
Принимала ласковый привет,
Но однажды гордо, величаво
Бросила безжалостное "нет!"

Он ушел спокойный и суровый,
Не сказав ни слова в этот миг,
А наутро чайкой белокрылой
По волнам умчался в море бриг.

И никто не знает той причины,
Отчего в закатный тихий час
Девушка из маленькой таверны
Не сводила с океана глаз.

И никто не понял той причины,
Даже сам хозяин кабака,
Девушка из маленькой таверны
Бросилася в море с маяка…

Сиреневый туман: Песенник / Сост. А. Денисенко. Новосибирск, "Мангазея", 2001.