ДЕВУШКА ИЗ НАГАСАКИ

Он юнга, его родина – Марсель,
Он обожает пьянку, шум и драки.
Он курит трубку, пьет английский эль,
И любит девушку из Нагасаки.

У ней прекрасные зеленые глаза
И шелковая юбка цвета хаки.
И огненную джигу в кабаках
Танцует девушка из Нагасаки.

Янтарь, кораллы, алые как кровь,
И шелковую юбку цвета хаки,
И пылкую горячую любовь
Везет он девушке из Нагасаки.

Приехав, он спешит к ней, чуть дыша
И узнает, что господин во фраке,
Сегодня ночью, накурившись гашиша,
Зарезал девушку из Нагасаки.

Две последние строки повторяются

С фонограммы Киры Смирновой, CD «В нашу гавань заходили корабли: Кира Смирнова», «Восток», 2001.



Песня на основе стихотворения Веры Инбер из сборника "Бренные слова" (1922):

Девушка из Нагасаки

Он юнга, родина его - Марсель,
Он обожает ссоры, брань и драки,
Он курит трубку, пьет крепчайший эль
И любит девушку из Нагасаки.

У ней такая маленькая грудь,
На ней татуированные знаки...
Но вот уходит юнга в дальний путь,
Расставшись с девушкой из Нагасаки...

Приехал он. Спешит, едва дыша,
И узнаёт, что господин во фраке
Однажды вечером, наевшись гашиша,
Зарезал девушку из Нагасаки.



Автором музыки часто называют Поля Марселя (Павла Александровича Русакова, 1908-1973), однако без доказательств. Поль Марсель родился в Марселе в семье эмигрантов-евреев из Ростова, затем семью выслали в Россию как неблагонадежный элемент. В СССР закончил консерваторию по классу фортепиано и теории композиции. Некоторые источники называют его автором песни "Дружба". Арестован в 1937 году, получил 10 лет, отправлен в Вятлаг. Вышел в январе 1947 года, реабилитирован в 1956 году. Работал музыкальным руководителем и дирижером Ленинградского цирка.

Весной 2011 года проблема авторства Поля Марселя обсуждалась на форуме "Музыкальный огонек". 4 апреля пользователь Евгений933 поместил такой пост:

"... авторство Поля Марселя, как композитора можно снимать. Вот что пишет "Театральный журнал" (№ 7 от 22 декабря 1918 г.) по поводу открытия 3 ноября 1918 г. подвала актеров «Красный кабачок» в Харькове (Сумская, 6): «Откуда-то звенит гитара. Пьяная, нежная гитара де Лазари. «Шарабан мой, шарабан». Это Раисова. Сама Раиса Михайловна. «Он юнга, родина его Марсель». «Девушка из Нагасаки»......взяв скрипку у румына, играет некто «Чарочку». Музыка, вино, улыбки. Конечно, угар. Но если угорать вообще, так угорать радостно». То есть, выходит, что в 1918 году песня уже была популярна, а Марселю в 18-м было всего лишь 10 лет".


ВАРИАНТЫ (4)

1. Девушка из Нагасаки


Песня о девушке из Нагасаки на самом деле не относится к числу чисто блатных. Текст написан в конце 20-х годов поэтессой Верой Инбер (1) на музыку Поля Марселя. Песня была популярна среди уголовников наряду с множеством других произведений «морской романтики» («В Кейптаунском порту», «На корабле матросы ходят хмуро», «В нашу гавань заходили корабли» и пр.) В босяцкой среде было много бывших матросов, значительно влияние моряцкой субкультуры на уголовный мир (сюжеты татуировок, морские словечки в блатном жаргоне и т. д.)

Но я включил именно эту песню в сборник не поэтому. Свою роль сыграл случай, рассказанный Валерием Приёмыховым. Актёр вспомнил, как на съёмках одного из фильмов нужно было исполнить какую-нибудь «классическую» уркаганскую песню. Съёмочная группа отправилась в Бутырскую тюрьму. Приёмыхова с товарищами провели по множеству камер, где он беседовал с арестантами. Каково же было удивление артиста: практически никто из обитателей камер не знал ни одной настоящей лагерной песни! Пели в основном Высоцкого, Розенбаума или какую-нибудь современную низко пробную «блатоту». И лишь в одной из камер старый замшелый «сиделец» исполнил, путаясь и сбиваясь, «блатной фольклор» — «Девушку из Нагасаки»...

***
Он — капитан, и родина его — Марсель. (2)
Он обожает ссоры, шум и драки,
Он курит трубку, пьёт крепчайший эль
И любит девушку из Нагасаки.

У ней следы проказы на руках,
А губы, губы алые, как маки,
И вечерами джигу (3) в кабаках (4)
Танцует девушка из Нагасаки.

У ней такая маленькая грудь,
На ней татуированные знаки...
Уходит капитан в далёкий путь, (5)
Оставив девушку из Нагасаки.

И в те часы, когда ревёт гроза,
Иль в тихие часы на полубаке
Он вспоминает узкие глаза
И бредит девушкой из Нагасаки.

Коралл, рубины алые, как кровь,
И шёлковую кофту цвета хаки,
И дикую, и нежную любовь
Везёт он девушке из Нагасаки.

Приехал он, спешит к ней, чуть дыша,
Но узнаёт, что господин (6) во фраке,
Однажды вечером, наевшись гашиша, (7)
Зарезал девушку из Нагасаки.

У ней такая маленькая грудь,
И губы, губы алые, как маки...
Уходит капитан в далёкий путь,
Не видев девушки из Нагасаки. (8)

(1) В то время Инбер, ставшая позже просоветской поэтессой, баловалась «экзотическими» стишками. Кстати, в нотах 20-х годов издатели допустили опечатку в фамилии Инбер — «Имбер». Хотя любопытно, что одесситы именно так и произносят фамилию поэтессы до сих пор. Песня про девушку из Нагасаки посвящена Александру Михайлову. Кто таков, мне неизвестно.
(2) В оригинале вместо капитана фигурирует юнга — «Он юнга, родина его - Марсель». Позже неизвестные исполнители повысили юнгу в чине.
(3) Джига — темпераментный английский народный танец.
(4) В нотах 20-х годов несколько иной вариант этой строки —
«И, удаляясь с Джигу, в кабаках
Танцует девушка из Нагасаки».

То есть оказывается, что Джигу — это имя юнги. Скорее всего, текст несколько перевран. Что, впрочем, неудивительно, если учесть, что издатели переврали заодно фамилию автора слов.
(5) В оригинале — «Но вот уходит юнга в дальний путь».
(6) В поздних вариантах — «джентльмен».
(7) В поздних вариантах — «Однажды, накурившись гашиша».
(8) В оригинале всё завершается предыдущим куплетом. Последний куплет — позднейшее добавление.





Жиганец Ф. Блатная лирика. Сборник. Ростов-на-Дону: «Феникс», 2001, с. 302-305.


2. Девушка из Нагасаки

Он - капитан, и родина его – Марсель,
Он обожает ссоры, брань и драки.
Он курит трубку, пьет крепчайший эль,
И любит девушку из Нагасаки.

У ней следы проказы на руках,
На ней татуированные знаки.
И вечерами джигу в кабаках
Танцует девушка из Нагасаки.

У ней такая маленькая грудь,
А губы, губы алые как маки.
Уходит капитан в далекий путь,
Целует девушку из Нагасаки.

Когда жестокий шторм, когда ревет гроза,
И в тихие часы, сидя на баке,
Он вспоминает карие глаза,
И бредит девушкой из Нагасаки.

Кораллов нити красные как кровь,
И шелковую блузку цвета хаки,
И верную и нежную любовь
Везет он девушке из Нагасаки.

Вернулся капитан из далека,
И он узнал, что господин во фраке,
Однажды накурившись гашиша,
Зарезал девушку из Нагасаки.

У ней такая маленькая грудь,
А губы, губы алые, как маки...
Ушел наш капитан в далекий путь,
Не видев девушки из Нагасаки.

Неизвестный источник


3. Капитан из Марселя

Он - капитан, и родина его – Марсель.
Он обожает ссоры, брань и драки.
Он любит трубку, пьет крепчайший эль
И любит девушку из Нагасаки.

У ней следы проказы на руках,
И на спине татуированные знаки.
И вечерами джигу в кабаках
Танцует девушка из Нагасаки.

У ней такая маленькая грудь,
А губы, губы алые, как маки.
Уходит капитан в опасный путь,
Он любит девушку из Нагасаки.

Когда жестокий шторм, когда ревет гроза,
И в тихие часы, сидя на баке,
Он вспоминает карие глаза
И вспоминает девушку из Нагасаки.

Кораллов нити красные, как кровь,
И шелковую блузку цвета хаки,
И верную и нежную любовь
Везет он девушке из Нагасаки.

И вот вернулся он, спешит, едва дыша,
И узнает, что господин во фраке
Однажды, накурившись гашиша,
Зарезал девушку из Нагасаки.

У ней такая маленькая грудь,
А губы, губы алые, как маки...
Ушел наш капитан в далекий путь,
Не видев девушки из Нагасаки.

Песни нашего двора / Авт.-сост. Н. В. Белов. Минск: Современный литератор, 2003. – (Золотая коллекция).


4. Девушка из Нагасаки

Он капитан, и родина его – Марсель.
Он обожает ссоры, брань и драки.
Он курит трубку, пьёт крепчайший эль
И любит девушку из Нагасаки.

У ней следы проказы на руках,
На ней татуированные знаки.
И вечерами джигу в кабаках
Танцует девушка из Нагасаки.

У ней такая маленькая грудь,
А губы у ней алые, как маки.
Уходит капитан в далёкий путь,
Оставив девушку из Нагасаки.

Когда бушует шторм, когда ревёт гроза,
И в тихие часы, сидя на баке,
Он вспоминает карие глаза
И бредит девушкой из Нагасаки.

Кораллов нити красные, как кровь,
И шёлковые блузки цвета хаки,
И верную и нежную любовь
Везёт он девушке из Нагасаки.

И вот вернулся он, спешит, едва дыша,
И узнаёт, что господин во фраке,
Однажды накурившись гашиша,
Зарезал девушку из Нагасаки.

У ней такая маленькая грудь,
И губы у ней алые, как маки...
Ушёл наш капитан в далёкий путь,
Не видев девушки из Нагасаки.

Антология студенческих, школьных и дворовых песен / Сост. Марина Баранова. – М.: Эксмо, 2007.