ДЖИМ-ПОДШКИПЕР

Джим, подшкипер английской шхуны,
Плавал двенадцать лет,
Знал моря, заливы, лагуны,
Старый и Новый Свет.
И однажды вечерней порою,
Как-то в свободный час
Джим услышал в грязной таверне
Странный морской рассказ.

Припев:

«Есть Россия, слышишь, страна,
Всем примером служит она.
Там, в заливе, где море сине
И голубая даль».

Джим, подшкипер английской шхуны,
Скоро тот край узнал.
Вечер майский, тихий и лунный.
Крейсер на рейде встал.

Джим, подшкипер английской шхуны,
Взвесил свой каждый шаг
И во имя идей Коммуны
Вывесил красный флаг.

Но английский закон суровый:
Джимми повешен был.
Вечер майский, тихий и лунный.
Крейсер обратно плыл.

В нашу гавань заходили корабли. Пермь, "Книга", 1996.


По стилю это песенка 1920-х гг. Что-то между "Джоном Греем" Блантера и "Шахтой №3" Кручинина и Германа. В каталоге грампластинок Музпреда за 1926 год упоминается фокстрот Блантера "Электрик Джимми", но здесь у нас подшкипер, а не электрик - значит, это что-то другое.

Песня упоминается в мемуарах генерала Василия Ракова (Раков В.И. Крылья над морем. Л.: Лениздат, 1974). Воспоминание относится к концу 1930 - ы1931 годам. Из школы сухопутных летчиков он попал в Севастопольскую военную школу морских летчиков, где популярностью пользовались песни о моряках:

«Оморячивание» сказалось на всем нашем поведении. В разговорной речи слово «компас» теперь произносилось с ударением на последнем слоге — компас. Слово «рапорт» также переменило ударение — рапорт. Лестница стала трапом, крюк — гаком и т. д. На вечерних прогулках предпочтение отдавалось морским песням, хотя некоторые из них были довольно наивными и даже странными, например, песенка про английского подшкипера Джима: «Джим, подшкипер с английской шхуны, плавал двенадцать лет, знал проливы, моря, лагуны. Старый и Новый свет». Многое знал Джим, только о существовании Советской страны ему было неизвестно. «Но однажды, порой вечерней, как-то в свободный час, Джим услышал в старой таверне странный морской рассказ». Рассказ был о том, что «есть Россия, свободная страна, всем защитой служит она». С тех пор Джим преобразился, стал борцом за народное дело и героически погиб за него.

Сейчас уже и не берусь сказать, чем подкупала эта не очень складная песенка — набором морских звучных слов или наивной своей романтикой. А может быть, дело заключалось в том, что лучших морских песен у нас тогда просто не было...


См. также близкую по сюжету песню о восстании на британском корабле - "Бурно плещут волны".