И ЗА ЧТО ПОЛЮБИЛА Я КОЛЬКУ...

И за что полюбила я Кольку,
Кольку с нежной рыбацкой душой?
Иль за кудри его золотые,
Иль за взгляд равнодушно простой.

Как-то раз все суда задержались,
Всяк в своем неизвестном порту,
А на наших судах подходили
Солевые запасы к концу.

Снарядил управляющий лодку,
Начал он смельчаков набирать.
Обещал он дать денег на водку,
Если соли сумеют достать.

Ну а море всё тихо стояло,
И прибой у скалы не шумел.
Это к вечеру шторм предвещало,
И никто выходить не хотел.

Управляющий тут рассердился
И сказал, усмехаясь в усы:
- До чего же я здесь дослужился,
Здесь ведь нет рыбаков – все трусы!

Тут и вздрогнуло сердце у Кольки
И еще у семи рыбаков:
- Не боимся мы шторма на море,
Соли вам привезем сто пудов!

Ну а к вечеру шторм разыгрался.
- В первый раз! – говорят старики.
А со штормом пришло ко мне горе:
Не вернулись назад рыбаки.

Семь я суток у моря рыдала
И поэтому стала седой.
Это знают лишь скалы у моря
Да сердито шумящий прибой.

Всё я синему морю прощаю.
Гибель Колькину, участь свою,
Потому что я море любила
И теперь его крепко люблю.

С фонограммы Ирины Муравьевой, CD «В нашу гавань заходили корабли» № 3, «Восток», 2001. Этот же вариант: В нашу гавань заходили корабли. Пермь, "Книга", 1996 и В нашу гавань заходили корабли. Вып. 2. М., Стрекоза, 2000.


Другое заглавие - "Ох ты море, Охотское море". Мелодия этой (очевидно, дореволюционной) песни послужила основой для многих других песен: лагерной "Я живу близ Охотского моря" (1933-34, о строительстве зэками Магадана, там же см. ноты), ее переработки об угнанных в Германию девушках "Я живу близ Балтийского моря..."; "Машина АМО".


ВАРИАНТ

И за что полюбила я Кольку…


И за что полюбила я Кольку,
Кольку с нежной рыбацкой душой!?
То ль за кудри его золотые,
То ль за взгляд неподкупно-простой…

Вот однажды суда задержались,
Всяк в своём неизвестном порту.
А на наших судах подходили
Солевые запасы к концу.

Снарядил управляющий лодку,
И давай смельчаков набирать.
Обещал дать им денег на водку,
Если соли сумеют достать.

Ну, а море так тихо стояло.
И прибой у скалы не шумел.
Это к вечеру шторм предвещало,
И никто выходить не хотел.

Управляющий тут рассердился
И сказал, усмехаясь в усы:
- До чего же я здесь дослужился!
Здесь ведь нет рыбаков – все трусы!

Тут и вздрогнуло сердце у Кольки
И ещё у семи рыбаков:
- Не боимся мы шторма на море,
Соли вам привезём сто пудов!

Ну, а к вечеру шторм разыгрался.
- В первый раз! – говорят старики.
А наутро пришло ко мне горе:
Не вернулись домой рыбаки.

Я у моря семь суток рыдала
И поэтому стала седой.
Знают это лишь скалы морские,
Знает это шумящий прибой.

Всё я бурному морю прощаю:
Гибель Колькину, участь свою,
Потому что я море любила
И теперь его крепко люблю.

Антология студенческих, школьных и дворовых песен / Сост. Марина Баранова. – М.: Эксмо, 2007.


  




Ваша поддержка ускорит проект и победу разума: