РАЗЛУКА

У опустевшего причала
Стояла девушка одна.
Взгляд уронив, она молчала,
Как чайка белая, бледна.

Льнул ветерок, ласкаясь нежно,
К ее заплаканным щекам;
Волна, смиряя бег мятежный,
С поклоном падала к ногам.

Ах, девушка! Порой весенней,
Веселая, не знала ты,
Что в мире светлого цветенья
Таятся черные цветы.

Что их тебе подбросит скоро
Неведомый коварный лжец,
И ты оплачешь дом, который
Построил для тебя отец.

В колонне дальнего этапа
Он шел с поникшей головой.
Ты громко зарыдала: «Папа!» -
И устремилась сквозь конвой.

Тебя схватили, оттолкнули,
А ты опять – к отцу, опять…
Была ты рада лечь от пули,
Но лишь успеть его обнять!

В последний раз над зевом трюма
Отец взмахнул тебе рукой.
Поднявши якорь, взвыла «Джурма»*
Надрывно, как за упокой.

Был путь ее тебе неведом –
Ушла за горизонт спеша.
О, как рвалась за нею следом
Осиротевшая душа!

Как ей хотелось верить в чудо,
В ошибку страшного суда!..
Не ждешь ты чуда ниоткуда,
Стоишь и смотришь в никуда.

*«Джурма» - пароход, доставлявший заключенных на Колыму.

В нашу гавань заходили корабли. Вып. 2. М., Стрекоза, 2000.



Очень «литературная» песня, в стиле поэзии русского романтизма 1820-х-1830-х. В таком стиле были написаны «тюремные» песни времен декабристов: «Иртыш» Александра Алябьева и Ивана Веттера <1828> и «Не слышно шуму городского» Федора Глинки (1826). Интонацией эта песня очень напоминает «Иртыш».


  




Ваша поддержка ускорит проект и победу разума: