СУМРАЧНО В ЖЕНСКОЙ ТЮРЕМНОЙ БОЛЬНИЦЕ...

Сумрачно в женской тюремной больнице,
Сумрачный день сквозь окошко глядит.
Грустно, вся в черном, при дочери милой,
Старая женщина плачет сидит.

Эта несчастная дочь ее Мария
С грудью разбитой, при смерти лежит,
Места живого на теле не видно,
Череп проломлен, и глаз не глядит.

Слабую руку она протянула,
Чтобы родную ей руку пожать.
Мать поцелуями руку покрыла
И начала еще громче рыдать.

Записана в 1998 г. от Людмилы Петровны Васильевой 82-х лет (перенята от матери Прасковьи Алексеевны, чулочницы с фабрики «Красная Заря», бывш. Керстена).

В. С. Бахтин. Песни XX века //Живая старина, 2001, № 3. – как песня о Марии Спиридоновой, без заглавия.



Песня о легендарной эсерке-террористке Марии Спиридоновой, 16 января 1906 года в Борисоглебске застрелившей тамбовского губернского советника черносотенца Гавриила Луженовского, который руководил подавлением крестьянских восстаний на Тамбовщине (владимирского губернатора фон дер Лауница эсеры застрелили в декабре 1906-го, а вице-губернатора Николая Богдановича - накануне акции Спиридоновой, в декабре 1905-го). При аресте Мария Спиридонова была подвергнута жестоким пыткам и издевательствам, что получило всероссийскую огласку. Революционерка стала самым популярным женским образом в России, очень достойно вела себя на следствии и затем на каторге. Вероятно, песня переработана из какой-нибудь военной или арестантской песни - скорее всего, из "Умер бедняга в больнице военной..." Якова Пригожего на стихи К.Р., с которой местами совпадает по тексту. Есть похожая песня предположительно того же периода - "Казнь моряка" ("Скучно и грустно в камере тесной..."), а также гораздо более поздняя "Расстрел коммунара".

Описываемые события относятся к началу 1906 года. Соответственно, в том же году песня и возникла. Интересна дальнейшая ее судьба - она является прямой предшественницей популярняйшей поныне блатной песни «Мамочка, мама, прости дорогая...»:

...Мамочка-мама, прости дорогая,
Что дочку-воровку на свет родила.
С вором ходила, вора любила,
Вор воровал, воровала и я…



Некоторые несохранившиеся подробности песни о Спиридоновой можно восстановить по поздним вариантам упомянутой воровской песни, а также по варианту времен Великой Отечественной, где поется о судьбе девушки-партизанки:


СКУЧНО И МРАЧНО В БОЛЬНИЦЕ ТЮРЕМНОЙ...
(Песня о партизанке)


Скучно и мрачно в больнице тюремной,
Свет сквозь решетку на волю глядит.
А над больною, совсем изнуренной,
Матерь плачет, рыдает стоит.

Дочка больная совсем умирает
С разбитой грудью и вся в синяках.
Места живого на ней не сыщешь,
Спит она, бредит в тех горестных снах.

Стук услыхала, она встрепенулась,
Пить попросила, увидела мать.
Руку больную она протянула,
Чтоб(ы) ей матери руку пожать.

У матери слезы обильной рекой
Облили щеки и нежную грудь.
- Мама, родная, не плачь, дорогая,
Дочь партизанку навеки забудь.

Били меня там нагайкой и плетью,
Били все те, кому было не лень.
Бил сам начальник с таким оскорбленьем,
С детства которых не слышала я.

Скучно и мрачно в больнице тюремной,
Свет сквозь решетку на волю глядит.
А над больною, совсем изнуренной,
Матерь плачет, рыдает стоит.

Вторые двустишия каждой строфы повторяются

Записана в Латвии в 1965 г. Иваном Дм. Фридрихом от 45-летней Устинии Ивановны Василевской, бывшей партизанки. По словам исполнительницы, песня была популярна среди партизан Латвии. (См.: Русский фольклор в Латвии. Рига, 1972, № 520).

В. С. Бахтин. Песни XX века // Живая старина, 2001, № 3. – без заглавия.



5-й куплет – рудимент старой песни о Марии Спиридоновой.

Бил сам начальник с таким оскорбленьем, С детства которых не слышала я... – бить дворянку было немыслимым делом.


Мария Александровна Спиридонова (1884-1941). Родилась 16 (28) октября 1884 года в Тамбове в дворянской семье. Училась в Тамбовской женской гимназии, где в 16 лет вступила в партию эсеров. В 1905 году, с началом первой русской революции, в губернии начались крестьянские беспорядки. Карательными отрядами непосредственно руководил губернский советник Гавриил Луженовский. Эсеры вынесли Луженовскому, губернатору и вице-губернатору смертные приговоры, Спиридонова вызвалась убить Луженовского: «В полном сознании своего поступка я взялась за исполнение приговора. Когда мне пришлось встретиться с мужиками, сошедшими с ума от истязаний, когда я увидела безумную старуху-мать, у которой 15-летняя красавица-дочь бросилась в прорубь после казацких ласк, то никакие силы ада не могли бы остановить меня». 16 января 1906 года Мария выпустила в Луженовского пять пуль из револьвера, спрятанного в муфте. 10 февраля каратель скончался.

Из Энциклопедии для детей «История России. XX век». – М., Аванта+, 1996.:

Сразу после покушения террористку задержали. К тюрьме она подготовилась заранее: даже взяла с собой порошок от мышей. Но вряд ли она могла предполагать, какие издевательства выпадут на ее долю по дороге в тюрьму. При аресте казак оглушил Марию ударом приклада, разбив ей лицо. В вагоне ее обыскивали и допрашивали казачий офицер Абрамов и помощник пристава Жданов. Спиридонова вспоминала: «Раздетую, страшно ругаясь, они били нагайками и говорили: "Ну, барышня… скажи зажигательную речь!". Один глаз ничего не видел, и правая часть лица была страшно разбита. Они нажимали на нее и ехидно спрашивали: "Больно, дорогая? Ну скажи, кто твои товарищи?"». И в конце концов они надругались над ней.


Эсеры казнили обоих палачей: Абрамова застрелили 2 апреля того же года, Жданова – 9 мая. 12 марта 1906 года Спиридонова предстала перед военным судом и была приговорена к смертной казни через повешение, через несколько дней замененной на бессрочную каторгу. Срок отбывала в Акатуйской тюрьме, где познакомилась с основателем боевой организации эсеров Григорием Гершуни и террористом Егором Сазоновым. Освобождена Февральской революцией, вышла на волю 3 марта 1917 года. Стала лидером левого, радикального крыла эсеров. Эсеры вошли в Совнарком, но вскоре разошлись с большевиками по принципиальным вопросам. Протестовали против Брестского мира и карательных операций в деревне (комбедов). 24 июня ЦК левых эсеров постановило разорвать Брестский мир путем ряда покушений. 6 июля Яков Блюмкин застрелил германского посла Мирбаха. Большевики в ответ арестовали на съезде Советов фракцию левых эсеров, включая Спиридонову. Узнав об этом, командир эсеровского отряда Попов поднял мятеж; левые эсеры заняли телеграф и обстреляли из орудий Кремль. На следующий день мятеж был подавлен латышскими стрелками.

Спиридонова взяла всю вину на себя. 27 ноября ревтрибунал приговорил ее к году заключения, но через несколько дней была освобождена по амнистии. Продолжала критику большевистской диктатуры. 18 февраля 1919 года снова арестована, осуждена «за клевету на Советскую власть» и помещена под домашний арест в казарме в Кремле. Через полтора месяца эсеры организовали побег. Однако всю оставшуюся жизнь провела в тюрьмах и ссылках. В ссылке вышла замуж за левого эсера Илью Майорова. 11 сентября 1941 года, при уходе Красной армии из Орла, вместе с мужем в числе других заключенных Орловской тюрьмы расстреляна в Медведевском лесу.

Мария Спиридонова в камере

Л. Заикина. "М. Спиридонова в тюремной камере" (журнал "Застрельщик", 1906 г.)


  




Ваша поддержка ускорит проект и победу разума: