#Д43//4дм

БЕЛОЙ АКАЦИИ ГРОЗДЬЯ ДУШИСТЫЕ…

Музыка неизвестного автора
Слова А. Пугачева (?)

Белой акации гроздья душистые
Вновь аромата полны,
Вновь разливается песнь соловьиная
В тихом сиянии чудной луны!

Помнишь ли лето, под белой акацией
Слушали песнь соловья?..
Тихо шептала мне чудная, светлая:
"Милый, поверь мне!.. навек твоя".

Годы давно прошли, страсти остыли,
Молодость жизни прошла,
Белой акации запаха нежного,
Верь, не забыть мне уже никогда...

<1902>

Впервые опубликован в 1902 году в серии "Цыганские ночи" без указания имени автора слов и музыки. В дальнейшем публиковался как "известный цыганский романс" в редакции Вари Паниной и музыкальной обработке А.М. Зорина, но также безымянным. Тем не менее считается, что в основе текста - переработка стихотворения Пугачева. Но в некоторых источниках автором текста называется Волин-Вольский (известен его романс на музыку М. Шарова "Слеза мой взор туманит"), а автором музыки - М. Шаров или А. Луценко. Наиболее устойчивой остается версия об авторстве Пугачева, которому принадлежат более трех десятков романсов на музыку М.К. Штейнберга, Дж. де Ботари и других романсных композиторов. Многие из этих романсов вошли в репертуар наиболее знаменитых эстрадных исполнителей в качестве "цыганских". Наибольшую популярность романс "Белой акации гроздья душистые" приобрел в исполнении Юрия Морфесси. Напев использован в революционной песне "Смело мы в бой пойдем". В ХХ веке записывались фольклорные варианты.

Антология русского романса. Серебряный век / Сост., предисл. и коммент. В. Калугина. М.: Эксмо, 2005.


Мелодия романса легла в основу популярной песни Первой мировой войны "Слыхали, деды, война началася" (при этом к ней был добавлен припев в ритме мазурки) - в годы Гражданской войны были созданы ее белогвардейские и красноармейские переработки, в том числе широко известная красная песня "Смело мы в бой пойдем!".

Под влиянием "Белой акации" поэт Матусовский написал текст романса для телефильма "Дни Турбиных" ("Целую ночь соловей нам насвистывал...").


ВАРИАНТЫ (2)

1.



Белой акации гроздья душистые
Вновь аромата полны,
Вновь разливается песнь соловьиная
В тихом сиянье, сиянье луны.

Помнишь ли, летом под белой акацией
Слушали песнь соловья?
Тихо шептала мне чудная, светлая:
«Милый, навеки, навеки твоя!»

Годы давно прошли, страсти остыли,
Молодость жизни прошла...
Белой акации запаха нежного
Мне не забыть, не забыть никогда!..

Две последние строки куплетов повторяются

Говорите мне о любви: Песенник. Песни и романсы. Для голоса и гитары (фортепиано, синтезатора). СПб.: Композитор, 2005.



Этот же вариант для голоса и фортепиано:





Старинный русский романс. 111 шедевров. Для голоса и фортепиано. В четырех выпусках. Вып. IV. СПб.: Композитор • Санкт-Петербург, 2002.


2. Белая акация
(Старинный романс, обр. Ю. Морфесси)

Белой акации
Ветви душистые
Веют восторгом весны,
Тихо разносится
Песнь соловьиная
В бледном сверканьи,
Сверканьи луны.

Помнишь ли ночью
Средь белых акаций
Трели неслись соловья,
Нежно прильнув,
Ты шептала мне, томная:
«Верь, навсегда,
Навсегда я твоя»?

Время промчалось,
И старость нещадную
Нам подослали года,
Но аромата
Пахучих акаций
Мне не забыть,
Не забыть никогда.

Из репертуара Юрия Морфесси (1882-1957)

Очи черные: Старинный русский романс. М.: Эксмо, 2004.



В общем, такой же вариант, только с подписью "слова А. Волина-Вольского" и комментарием "авторство предположительно":





Белой акации ветви душистые
Веют восторгом весны.
Тихо разносится песнь соловьиная
В бледном сверканье, сверканье луны.

Помнишь ли - ночью средь белых акаций
Трели неслись соловья?
Нежно прильнув, ты шептала мне, томная:
«Верь, навсегда, навсегда я твоя!»

Время промчалось, и старость нещадную
Нам подослали года;
Но аромата пахучих акаций
Мне не забыть, не забыть никогда!

Две последние строки куплетов повторяются

Гори, гори, моя звезда! / Сост. и муз. редактор С. В. Пьянкова. Смоленск: Русич, 2004. С. 251-252.



  




Ваша поддержка ускорит проект и победу разума: