#Х4жм, #Л, #Я2ж

ПЕРВЫЙ ЗНАК

Музыка Генриха Варса
Слова Павла Григорьева

Обмануть не пробуй сердце,
Верь, оно мудрей, чем ты.
Не закрыть желаньям дверцу,
Не прогнать любви мечты.

И впервые с ним столкнулась -
Ум молчит и робко ждет,
А уж сердце встрепенулось –
Чувству знаки подает.

Первый знак: сдавило грудь,
Мысли спутались чуть-чуть,
Бросилась в лицо вдруг вся кровь.
Знак второй: глаза горят.
Третий знак: уста молчат,
Хочешь всё сказать - и нет слов.

Вздохнешь невольно, всплакнешь украдкой -
И как-то больно, и как-то сладко.
Это знак того, что страсть
Хочет твой покой украсть,
Что в твоей душе есть любовь.

Мелодия и текст воспроизведены с записи на грампластинке, исполнение Р. Яросевич 1940 года.





Если любишь – найди. Популярные мелодии 1930-60-х годов для голоса и фортепиано / Сост. А.П. Павлинов, Т.П. Орлова. СПб.: Композитор • Санкт-Петербург, 2004.


Слоу-фокс (медленный фокстрот) из репертуара джазового оркестра Генриха Варса (1940-1941 гг.), исполняла Рената Яросевич. Вышел на пластинке в 1941 г., перед началом войны.


Польский джаз в СССР: оркестры Генриха Варса и Эдди Рознера (Из предисловия к сб.: Запрещенные песни / Сост. А. И. Железный, Л.П. Шемета, А.Т. Шершунов. 2-е изд. М.: Современная музыка, 2004).

Из всей эпопеи «запретительской» деятельности музыкальной цензуры обращает на себя внимание случай с популярными польскими музыкантами и исполнителями, которые, спасаясь от немецкой оккупации, эмигрировали из Польши.* В Советском Союзе они объединились в два превосходных джазовых коллектива под руководством знаменитых музыкантов – Генриха Варса и Эдди Рознера. Приезд этих коллективов летом 1940 г. в Москву стал ярким событием эстрадно-музыкальной жизни столицы. Первый из них, получивший название Львовский теа-джаз п/у Г. Варса успел даже записать на пластинки целую программу с участием молодой певицы Ренаты Яросевич и двух популярнейших польских звезд – Евгения Бодо и Альберта Гарриса. Особой популярностью у советского слушателя пользовались четыре произведения: слоу-фокс «Первый знак» (пела Р. Яросевич), танго «Забвение» (солист А. Гаррис), фокстрот «Ничего не знаю» и «Прощальная песенка Львовского джаза» (Е. Бодо). Перед самым началом войны фабрики Грампласттреста успели выпустить лишь незначительную часть намеченного тиража с указанием на этикетках пластинок фамилий исполнителей и авторов записанных произведений. Затем, когда после окончания самого тяжелого для страны военного периода возобновился выпуск грампластинок, Апрелевский завод продолжил выпуск дисков с записями польского репертуара. Однако с этикеток пластинок почему-то исчезли фамилии авторов и исполнителей – руководителя теа-джаза и солиста Евгения Бодо, певца Альберта Гарриса, композитора Генриха Варса и авторов текстов Феликса Конарского (Рефрена) и Павла Григорьева. Исключение сделали лишь для Ренаты Яросевич. А вскоре тиражирование этих пластинок было вообще прекращено, а те пластинки, что еще не были распроданы, изымались со складов Культторга и уничтожались. Причиной всех этих событий была такая. Евгений Бодо, имевший швейцарское гражданство, буквально перед самой войной исчез из оркестра. Через некоторое время он был арестован при попытке перейти границу (он намеревался пробраться в Швейцарию). В 1943 г. он окончил свой жизненный путь в уфимской тюрьме. Генрих Варс и Рената Яросевич примкнули к формировавшейся в Сибири польской армии генерала Владислава Андерса. Альберт Гаррис после распада Львовского теа-джаза перешел в оркестр Эдди Рознера, где не только пел, но и сочинял песни. В 1945 г. он тайно вылетел на военно-транспортном самолете в Польшу. Генрих Варс сразу же по окончании войны каким-то образом оказался в США. Все это было расценено, как недружеское отношение к Советскому Союзу, граничащее едва ли не с преступлением. Что касается Ренаты Яросевич, для которой музыкальная цензура сделала исключение, то благосклонное к ней отношение объяснялось тем, что она вышла замуж за генерала В. Андерса, к которому Советский Союз относился тогда с уважением и помогал ему сформировать Польскую Армию для борьбы с Германией.

Второй польский коллектив, ставший называться Государственным джаз-оркестром Белорусской ССР п/у Эдди Рознера, начал записываться на пластинки лишь в 1944 году. И сразу же настоящими шлягерами стали песни «Парень-паренек», «Ковбойская», «Мандолина, гитара и бас», танго «Зачем» и др.

В конце 1946 г. Эдди Рознер был арестован за попытку нелегального выезда в Польшу. Свой «срок» он отбывал на Колыме, а все записанные им пластинки были сняты с производства и запрещены. Первоклассные музыканты его оркестра разбрелись кто куда и вновь встретились лишь через 8 лет в новом оркестре Эдди Рознера, вернувшегося из заключения.


* Правильнее будет сказать не «эмигрировали из Польши», а «после ликвидации Польши оказались в советской зоне оккупации»

Об армии генерала Андерса см. песню «Червоны маки на Монте-Кассино»



Песни оркестра Генриха Варса

Первый знак
Забвение
Ничего не знаю
Прощальная песенка Львовского джаза

Песни оркестра Эдди Рознера

Ковбойская
Мандолина, гитара и бас
Зачем

Возрожденный оркестр Эдди Рознера (1950-е)


Мой Вася


ВАРИАНТ




Обмануть не пробуй сердце,
Верь – оно мудрей, чем ты.
Не закрыть желаньям дверцу,
Не прогнать любви мечты.

И впервые с ним столкнулась,
И молчит, и робко ждет.
А уж сердце встрепенулось –
Чутко знаки подает!

Первый знак – заныла грудь,
Мысли спутались чуть-чуть,
Бросилась в лицо вдруг вся кровь.

Знак второй – глаза горят,
Третий знак – уста молчат:
Хочешь все сказать, и нет слов!

Вздохнешь невольно,
Всплакнешь украдкой,
И как-то больно,
И как-то сладко!

Это знак того, что страсть
Хочет твой покой украсть,
Что в душе твоей есть любовь.

Запрещенные песни / Сост. А. И. Железный, Л. П. Шемета, А. Т. Шершунов. 2-е изд. М.: Современная музыка, 2004.



  




Ваша поддержка ускорит проект и победу разума: