ПЛЫВИ ТЫ, НАША ЛОДКА БЛАТОВСКАЯ

А мы живём под лодкою у речки,
А речка та по камушкам течёт.
Зачем работать? Карты, девки —
А в нашей жизни это всё большой почёт.

Плыви ты, наша лодка блатовская, (1)
Плыви, куда течение несёт;
Эх, воровская да жизнь такая,
Что от тюрьмы никто нигде нас не спасёт!

Воровка никогда не станет прачкой,
А урку не заставишь спину гнуть; (2)
Эх, грязной тачкой рук не пачкай —
Мы это дело перекурим как-нибудь!

А денежки лежат в любом кармане,
Их взять оттуда — пара пустяков; (3)
Эх, деньги ваши будут наши —
На это дело есть много дураков!

А колокольчики-бубенчики ду-ду,
А я сегодня на работу не пойду:
Пусть рвутся шашки, динамит и аммонал —
А на хрен сдался Беломорский нам канал!

А колокольчики-бубенчики звень-звень,
А на работу мне идти сегодня лень:
Пускай работает железная пила —
Не для работы меня мама родила!

А колокольчики-бубенчики, звончей —
А на работу не пойду я, хоть убей:
Пускай работает железный паровоз —
А на хуя он в эту глушь меня завёз?!

А колокольчики-бубенчики-звенят,
А люди за границей говорят,
Что окончен Беломорский водный путь –
Дай теперь, товарищ Сталин, отдохнуть!

Плыви, плыви ты, наша лодка блатовская,
Плыви, куда течение несёт;
Эх, воровская жизнь такая,
Что от тюрьмы никто нигде нас не спасёт!

Две последние строки повторяются

(1) В некоторых вариантах — «Плыви ты, наша лодка блатовая», «Плыви ты, наша лодочка блатная» и проч.
(2) Вариант — «А вор не будет спину гнуть», «А урка не возьмёт бревно на грудь». Есть также другой вариант —
«Воровка никогда не станет прачкой,
А урка не подставит тачке грудь.
Не лучше ль это дело кончить мирной стачкой –
Мы это дело перекурим как-нибудь!».

(3) Вариант — «И выудить их — пара пустяков».


Классическая воровская песня начала 30-х годов. Некоторые её строки давно уже стали расхожими блатными поговорками. Например — «Воровка никогда не станет прачкой», «Грязной тачкой рук не пачкай», «Пускай работает железная пила»... Любопытен первый куплет, который свидетельствует о значительном «возрасте» песни. Действительно, любимым местом «блатарей», воров на начальном этапе «воровского движения» были речные берега, здесь проходили их встречи, совместные пьянки, делёж добычи; многие «босяки» ночевали под лодками. По «воровскому закону», истинный «блатной», «босяк», «вор» не должен был иметь постоянного жилья. Конечно, на деле бывали исключения (в Ростове, например, лучшие карманники имели постоянные квартиры в районе Центрального рынка), но в основном «закон» соблюдался. Бывший вор в законе Михаил Дёмин так описывал сборище ростовских «блатарей» 30-х годов:

«Я разыскал блатных довольно быстро; они размещались за бугром, на пляже — на песчаной косе, омываемой мутной, радужной от мазута водою.

Кодла была в сборе!.. Развалясь на песке, урки выпивали, закусывали, некоторые из них загорали, подставляя солнцу расписные, татуированные спины и животы. Иные сидели, собравшись в кружок; там шла игра, трещали карты... Внезапно — из-за днища опрокинутой барки — выглянула белёсая, с растрёпанной челочкой голова...»

Как легко почувствует читатель, это описание сродни колориту приводимой песни.





Жиганец Ф. Блатная лирика. Сборник. Ростов-на-Дону: «Феникс», 2001, с. 295-298.



Вероятно, от этой песни появилось блатное выражение "я манал" (в смысле "мне по фиг") - как искаженное от "аммонал": "Пусть рвутся шашки, динамит и аммонал" народ расслышал как "Пусть рвутся шашки, динамит - и я манал".

Куплеты о колокольчиках навеяны популярной песней на стихи поэта Скитальца "Колокольчики-бубенчики звенят", 1901. Более поздний лагерный вариант с "колокольчиками" см. "Начальник Барабанов дал приказ". Студенческая версия - "А колокольчики-бубенчики ту-ту".

Две строки песни звучат в кинофильме Евгения Червякова "Заключенные" (1936) по пьесе Николая Погодина "Аристократы". Фильм повествует о перевоспитании преступников на Беломорканале. Песню поют заключенные 12-го барака, подтверждая свое нежелание работать:

Грязной тачкой рук не пачкай! Ха-ха!
Это дело перекурим как-нибудь!



Беломорско-Балтийский канал им. Сталина соединил Белое море с Онежским озером. Протяженность 227 км. Построен вручную силами 175 тыс. заключенных и насильственных переселенцев. Строительство начато в сентябре 1931 и закончено в срок по плану через 20 месяцев к 1 мая 1933 года. Потери - 25 тыс. человек, что по сравнению с будущими лагерями незначительно (в 1938 году начальник ГУЛАГа Матвей Берман был расстрелян "за создание тепличных условий заключенным" на строительстве Беломорканала). По завершении стройки каждый шестой был амнистирован, а остальные отправлены на сооружение канала "Москва - Волга". Из-за малой глубины (3-3,6 м) Беломорканал оказался непригоднен для судоходства и почти не применялся. От Беломорканала ведет начало официальная аббревиатура "з/к" ("заключенный каналоармеец"), которая до настоящего времени штампуется на первой странице дела каждого заключенного (сейчас означает "заключенный контингент").

Песни о Беломорканале:

Мы провели тебе канал (сл. И. Гофф)
На Молдаванке музыка играет
Ох, доля ты, горькая доля
Плыви ты, наша лодка блатовская
Станция Медвежия гора
Я сын рабочего, подпольщика-партийца



ВАРИАНТЫ (4)

1. Плыви, плыви, ты моя лодка блатовая...


Плыви, плыви, ты моя лодка блатовая,
Плыви, пока течение несет.
Эх, воровская да жизнь такая,
Что от тюрьмы никто нигде нас не спасет.
Э-эх, воровская да жизнь такая,
Что от тюрьмы никто нигде нас не спасет.

Воровку ведь не сделаешь ты прачкой,
А урку не заставишь спину гнуть.
Об тачку да руки пачкать –
Мы это дело перекурим как-нибудь.
Э-эх, об тачку да руки пачкать –
Мы это дело перекурим как-нибудь.

А денежки лежат в любом кармане,
И вытащить их пара пустяков.
А де-, деньги были ваши – станут наши,
На это дело есть много дураков.
Э-эх, а деньги были ваши – станут наши,
На это дело есть много дураков.

А колокольчики-бубенчики звенят,
А наши кони мчатся три часа подряд,
А приустали наши кони, долог путь,
А не пора ли нам, хозяин, отдохнуть.
Э-эх, приустали наши кони, долог путь,
А не пора ли нам, хозяин, отдохнуть.

А колокольчики-бубенчики ту-ту,
А я завтра на работу не пойду,
Пусть рвутся шашки, динамит и аммонал –
А на хрен сдался Беломорский нам канал.
Э-эх, пусть рвутся шашки, динамит и аммонал –
А на хрен сдался Беломорский нам канал.

Плыви, плыви, ты моя лодка блатовая,
Плыви, пока течение несет.
Эх, воровская да жизнь такая,
Что от тюрьмы никто нигде нас не спасет.
Э-эх, воровская да жизнь такая,
Что от тюрьмы никто нигде нас не спасет.

Э-эх, воровская да жизнь такая,
Что от тюрьмы никто нигде нас не спасет…

Расшифровка фонограммы Бориса Терехина, CD «В нашу гавань заходили корабли» № 2, «Восток», 2001.


2. Наш домик под лодкою у речки…


Наш домик под лодкою у речки,
Вода по камешкам течет.
Не работай! Карты деньги – ха-ха! –
В нашей жизни все это – почет.

Ты плыви, моя лодочка блатная,
Куда тебя течением несет.
Воровская жизнь такая – ха-ха! -
Нигде и никогда не пропадет!

Воровка никогда не будет прачкой,
А урка не возьмет бревно на грудь.
Грязной тачкой руки пачкать – ха-ха! -
Мы это дело перекурим как-нибудь!

Черный ворон. Песни дворов и улиц. Книга вторая / Сост. Б. Хмельницкий и Ю. Яесс, ред. В. Кавторин, СПб.: Издательский дом "Пенаты", 1996, с. 137.

Вариант строки 4: "В нашей жизни - они почет!" (Сиреневый туман: Песенник / Сост. А. Денисенко - Серия "Хорошее настроение". Новосибирск, "Мангазея", 2001).



3. Наш домик под лодкою у речки

Наш домик под лодкою у речки,
Вода по камешкам течет.
Не работай! Карты, деньги –
В нашей жизни все это почет.

Ты плыви, моя лодочка блатная,
Куда тебя течением несет.
Воровская жизнь такая -
Нигде и никогда не пропадешь!

Воровка никогда не станет прачкой,
А урка не подставит нож к груди.
Грязной тачкой руки пачкать –
Мы это дело перекурим как-нибудь!

Русский шансон / Сост. Н. В. Абельмас. – М.: ООО "Издательство АСТ"; Донецк: "Сталкер", 2005. – (Песни для души).



4. Жизнь воровская

Плыви ты, наша лодочка блатная,
Куда тебя течением несет.
А воровская жизнь — она такая.
От тюрьмы ничто нас не спасет.

Воровка никогда не станет прачкой.
А жулик не подставит лямке грудь.
Грязною тачкой руки пачкать?
Проживем и без того мы как-нибудь.

Наш дом стоит на самом краю Волги.
А наша жизнь по камешкам течет,
И пусть бы только сидеть не долго —
А от тюрьмы ничто нас не спасет.

Плыви ты, наша лодочка блатная.
Куда тебя течением несет.
А воровская жизнь — она такая:
От тюрьмы ничто нас не спасет.

Песни нашего двора / Авт.-сост. Н. В. Белов. Минск: Современный литератор, 2003. – (Золотая коллекция).


  




Ваша поддержка ускорит проект и победу разума: