СРЕДИ ЛЕСОВ ДРЕМУЧИХ

Среди лесов дремучих
Разбойнички идут,
В своих руках могучих
Товарища несут.

Припев:

Все тучки, тучки принависли,
С моря пал туман.
Скажи, о чем задумался,
Скажи, наш атаман.

Носилки не простые,
Из ружьев сложены,
А поперек стальныя
Мечи положены.

На них лежал сраженный,
Сам Чуркин молодой,
Он весь окровавленный,
С разбитой головой.

Бежавши кровь ручьею
По густым волосам,
Огняную струею
По голым по щекам.

К могиле подносили,
Сказали: «Братцы, стой!»
Все враз они сказали:
«Могилу брату рой!»

В могилу испускали
На шелковых кушаках,
Все враз они сказали:
«Прощай, товарищ наш!»

Прощай, товарищ милый,
Наш гордый атаман,
Пропала наша шайка,
Пропала навсегда.

Записана от Китаева А. К., 1903 г.р., г. Талгар, в 1976 г. Всего записано 5 текстов песни. Из них данный и ниже публикуемый (запись от Пастернак E. И., г. Каскелен, в 1977 г.) наиболее полные и представляющие интерес. В остальных вариантах песня так же связана с именем Чуркина, - легендарного разбойника, тогда как у Пастернак поется о казаке. См.: «Песни и романсы», № 481 и № 685. Бирюков В. П. «Дореволюционный фольклор на Урале», Свердловск, 1936, стр. 64, № 6, № 7.

Багизбаева М. М. Фольклор семиреченских казаков. Часть 2. Алма-Ата: Мектеп, 1979. № 291.





"Среди лесов дремучих", или "Песня про Чуркина-атамана" - народная обработка стихотворения немецкого поэта Фердинанда Фрейлиграта (1810-1876), переведенного на русский язык в 1846 г. Федором Миллером под заглавием «Погребение разбойника» (см. в конце страницы). У Миллера речь идет об итальянских разбойниках; в народной песне безымянный итальянский герой заменен на подмосковного разбойника Чуркина, жившего в 1870-е гг.

Известность Чуркину принес роман Н.И. Пастухова "Разбойник Чуркин", печатавшийся в "Московском листке" в начале 1880-х гг., а в 1883-84 вышедший в пяти томах. Подробнее о Чуркине см.: С. Михайлов. Василий Чуркин - гуслицкий Робин Гуд (2013); об истории песни см.: Русская баллада /Предисл., ред. и прим. В. И. Чернышева. Вст. ст. Н.П. Андреева. Сов. писатель, 1936. С. 368-369, 401-472, № 336.

Песня была очень популярна вплоть до первой мировой и Гражданской войн. Фурманов в "Чапаеве" называет ее одной из любимых песен красноармейцев. Генерал Краснов в романе "От двуглавого орла до красного знамени" (1921) упоминает ее как атаманскую песню донского войскового старшины Голубова, когда тот в конце 1917 года повздорил с Калединым и выступил против него и Добровольческой армии на стороне большевиков.

Неоднократно переделывалась (см. переделки времен Гражданской войны). Есть казачьи и другие варианты, причем вместо атамана Чуркина может быть безымянный казак или разбойник. В годы Гражданской войны на ее основе была создана также популярная песня "Мы - красные солдаты" (там же см. ноты).

Песня вошла в народные "разбойничьи" драмы - см. "Лодка", "Шайка разбойников", "Стенька Разин". Есть также близкая "Песня атамана".


ВАРИАНТЫ (7)

1. Среди лесов дремучих...

Среди лесов дремучих
Там казаченьки идут,
В руках своих могучих
Товарища несут.
Носилки оне не простые,
А с двух ружьев сложены,
А поперек стальные
Шашки положены.
На них лежал сраженный
Сам Чуркин молодой,
Он весь окровавленный
С разбитой головой.
Два светлых револьвера
За черепом блестят,
Два долгие кинжала
На поясе висят.
Сочится кровь из раны
По лбу и по вискам,
Несли его товарищи
По темным по лескам.
Подносят к тому месту,
Сказали: «Братцы, стой!
Давайте рыть могилу
В земелюшке сырой».
Мы вырыли, спустили,
Сказали: «Брат, прощай!
Прощай, прости, товарищ,
Про нас не забывай.
Прощай, прости, товарищ,
Прощай ты навсегда!
Теперь мы не увидимся
До страшного суда».

И. Ф. Варавва. Песни казаков Кубани. Краснодар, 1966, № 207, с прим.: Варианты песни есть почти во всех песенных сборниках: А. Соболевский, т. VI, 1900, № 431-438, стр. 344; Народное творчество Дона, 1952, стр. 158. Очень популярна была в годы гражданской войны. См. красноармейский вариант в кн. Сидельникова Красноармейский фольклор. М., 1938, стр. 132-133; стр. 197-198.




2. Среди лесов дремучих...

Среди лесов дремучих
Разбойнички идут.
В своих руках могучих
Товарища несут.
Носилки не простые, -
Из ружей сложены,
А поперек стальные
Мечи положены.
На них лежал сраженный
Сам Чуркин молодой,
Он весь окровавленный,
С разбитой головой.
Ремни его кольчужны
Повисли по краям,
А кровь из ран струится
По русым волосам.
Несли его до места,
Несли в глуши лесной.
Мы шли, остановились,
Сказали: «Братцы, стой!»
Мы наземь опустили
Носилки с мертвецом
И дружно приступили
Рыть яму вшестером.
Мы вырыли глубоку
На желтыим песке,
На желтыим песочке,
На крутом бережке!
«Прощай ты, наш товарищ,
Лежи, наш дорогой!
Уж нам теперь не время
Беседовать с тобой.
Идем, идем скорее!
Мы снова, братцы, в бой!»

Русские песни. Сост. проф. Ив. Н. Розанов. М., Гослитиздат, 1952.



В другом источнике этот же вариант встречается с двумя разночтениями в конце песни: "На крутым бережке" и вместо "Прощай ты, наш товарищ, Лежи, наш дорогой!" - "Прощай ты, наш товарищ, Наш Чуркин молодой,".


3. Среди лесов дремучих...

Среди лесов дремучих разбойники идут
И на плечах могучих носилочки несут.

Припев:

Все тучки, тучки понависли, а с моря пал туман,
Скажи о чем задумался, скажи наш атаман.

Носилки не простые, из ружей сложены,
А поперек стальные мечи положены.

На них лежит сраженный разбойник молодой,
Он весь окровавленный, с разбитой головой.

Два длинных пистолета за поясом торчат,
Ремни его кольчуги оборваны висят.

А кровь из жгучей раны течет по волосам,
И взор его туманный обернут к небесам.

Пришли они к могиле, сказали: "Братцы, стой!
Прощай же наш товарищ, разбойник молодой."

C "Песенника русских-скаутов-разведчиков"


4.



Среди лесов дремучих
Казаченьки идут.
В своих руках могучих
Носилочки несут.

Припев:

Все тучки, тучки понависли,
И с моря пал туман.
Скажи, о чем задумался,
Скажи, наш атаман?

Носилки не простые,
Из ружей сложены,
А поперек стальные
Мечи положены.

На них лежит сраженный
Казак наш молодой,
Он весь окровавленный,
С разбитой головой.

И кровь из ран струится
По бровям, по вискам,
Течет струей багряной
По русым волосам.

Мы шли, прошли лесами,
Сказали: "Братцы, стой!
Берите все лопаты -
Могилу брату рой!.."

"Прощай ты, наш товарищ,
Казак наш молодой,
Уж нам теперь не время
Беседовать с тобой.

Уж нам теперь не время
Беседовать с тобой:
Идем, идем скорее
Мы снова, братцы, в бой!"

Бирюков Ю. Е. Казачьи песни. М.: Современная музыка, 2004.


5.



Во лесах дремучих
Разбойники идут,
И на руках могучих
Товарища несут.

Носилки не простыя -
Из ружей сложены,
А поперек стальные
Мечи положены;

На них лежал сраженный
Товарищ удалой,
В рядах дружины бранной
Соратник их лихой.

И вся его кольчуга
Изрублена кругом,
И в ранах весь, бедняга,
Струится кровь ручьем.

У ног товарищ верный
В боях с ним - конь идет,
Как друг иль брат примерный,
К нему он речь ведет:

"Усни ты, мой товарищ,
Усни, мой удалой,
Ты там найдешь, товарищ,
От всех тревог покой.

Недаром в мире прожил,
Спомянут здесь тебя.
Ты свой живот положил
В Сибири за Царя.

Придет пора - оценят
Заслуги пред Царем,
Разбойника звать станут
Сибирским казаком".

Бирюков Ю. Е. Казачьи песни. М.: Современная музыка, 2004.


6. Из-за гор ли Аладжинских...

Из-за гор ли Аладжинских
Казаченьки идут,
В своих руках могучих
Товарища несут.
Носилки не простые, -
Из ружей сложены,
Поперек булатные
Мечи положены.
На них лежит убитый
Герой наш молодой;
Он весь окровавленный,
С разбитой головой.
Ремни его кольчуги
Изрублены висят;
Два метких револьвера
За поясом блестят.
Безмолвно подходили...
Один сказал: "Постой!
Бери мечи булатны,
Давай могилу рыть.
Мы выроем могилу,
Схороним молодца,
Схороним молодца
И оставим навсегда".
Положив, схоронили
Товарища свово.
"Прощай, прощай, товарищ!
Прощай, наш дорогой!
Ты теперь остался
Навеки, навсегда.
Спи ты, спи, товарищ,
На вечны времена!"

Антология военной песни / Сост. и автор предисл. В. Калугин. М.: Эксмо, 2006.


7. В лесах дрямучих...

В лесах дрямучих
Разбойнички идуть,
На руках своих могучих
Товарища несуть.
У них носилки не простые -
Из ружжев сложены,
А поперек у них стальные
Мечи положены.
На мечах лежал сраженный
Сам Теркин молодой,
Он весь окровавленный
С разбитой головой.
У ево то кровь могуща
Текеть по волосам,
Его светлые два ливорверта
Из-под пояса блестять.
Он скрикнул своим
Мертвым голосочком:
- Подайте мне в ручки ливорверт,
Подайте-ка ливорверт меткий,
Я жизнь себя лишу.
А я стрелю не прострелюся,
Уж на золу себя дам.

Гуревич А.В., Элиасов Л.Е. Старый фольклор Прибайкалья. Том первый. Улан-Удэ, 1939. С. 4. Раздел «Бродяжьи тюремные песни», №6. С прим., с. 445-446:

Текст записан т. Дмитриевым К.А. со слов т. Сластиной Н.А., 51 г., неграмотная, чл. колхоза «Серп и молот», с. Б. Куналей, Тарбагатайского аймака, БМАССР, 1936 г.

Первоначальный текст и краткую историю этой песни см. «Русская баллада». Предисловие, редакция и примечания В.И. Чернышева. Вступительная ст. Н.П. Андреева. «Советский писатель», 1936 г., стр. 368, 369 и 401-472, текст №336.

В одной из первых записей этой песни в Сибири мы имеем такой вариант:

Из-за леса дремучего разбойнички идут,
В руках они могучих носилочки несут.
Носилки не простые: из ружей сложены,
Напоперек стальные мечи положены.
А этих-то носилках разбойничек лежал,
Он весь окровавленный, с разбитой головой,
Из раны кровь струится по русым волосам.
А вышли на долину, сказали: «братцы, стой!»
Положили носилки и вверх его лицом,
И дружно принялись копать разбойничку могилу.
Выкопали, спустили, сказали: «брат, прощай!
Нам больше не видеться, брат, с тобою».

(В. Плотников «Песни казаков сибирского казачества». Записки Семипалатинского подотдела Зап. Сиб. Отд. Рксского Географического Общества, выпуск IV-й, Семипалатинск, 1911 г.. «Проголосная», текст №53, стр. 50-51).

Интересно отметить, что текст песни «Похороны Чуркина» подвергся переделкам и в годы гражданской войны среди красных партизан.

В Петровско-Забайкальском районе, Читинской области, бытовал следующий текст этой песни:

Все тучки, тучки понависли,
Над морем пал туман.
Скажи, о чем задумался,
Наш красны комиссар.

Во тех лесах дремучих
Партизаны идут,
В своих руках могучих
Товарища несут.

Все пушки, пушки грохотали,
Трещал наш пулемет,
А белы отступали.
Товарищи, вперед!

(А.В. Гуревич - «Фольклор Восточной Сибири», Иркутск, ОГИЗ, 1938 г., стр. 25, текст №75).

О переделках песни о Чуркине среди партизан Беломорского побережья см. ст. т. Астаховой А.М. «Фольклор гражданской войны». Сборник «Советский фольклор». Выпуск первый. Изд. Академии наук СССР. Ленинград, 1934 г., стр. 25-27.



ОРИГИНАЛЬНОЕ СТИХОТВОРЕНИЕ

Погребение разбойника

Ф.Б. Миллер

В носилках похоронных
Лежит боец лесов,
И шесть вооруженных
Суровых удальцов
Среди лесов дремучих
Безмолвные идут
И на руках могучих
Товарища несут.

Носилки их простые
Из ружей сложены,
И поперек стальные
Мечи положены.
На них лежал сраженный
Разбойник молодой,
Назад окровавленной
С разбитой головой.

В минуту жаркой битвы
Сразил его свинец –
И кончил дни ловитвы
Бестрепетный боец!
Сочится кровь из раны
По лбу и по вискам
И в них струей багряной
Бежит по волосам.

Он грозно сдвинул брови,
Храня надменный вид,
Но взор под слоем крови
Врагам уж не грозит.
Он правою рукою
Сдавил свой острый меч
И с ним, уставший с бою,
В могилу хочет лечь.

Меч этот быстро, метко
Удары наносил,
И сбиров он нередко
Как молния разил;
Теперь, звуча, влачится
Он вслед за мертвецом:
Как слезы, кровь струится
Холодная по нем.

И в миг борьбы жестокой
Со смертью роковой
Он пояс свой широкий
Схватил другой рукой;
Ремни его колета
Разрублены висят,
Два длинных пистолета
За поясом блестят.

Так спит он, охладелый,
Лесов угрюмый сын,
В кругу ватаги смелой,
Средь темных Апеннин!
Так с ним они печально
Идут в глуши лесной
Для чести погребальной.
Но вот кричат им: «Стой!»

И наземь опустили
Носилки с мертвецом,
И дружно приступили
Рыть яму вшестером.
В воинственном уборе,
Как был он завсегда,
Без гроба, на просторе
Кладут его туда.

Засыпали землею…
«Прости, лихой собрат!»
И медленной стопою
Идут они назад.
Но чу! – сторожевого
Свисток раздался вдруг…
Ватага в лес – и снова
Безмолвно всё вокруг.

1846

Русские песни и романсы / Вступ. статья и сост. В. Гусева. М.: Худож. лит., 1989. (Классики и современники. Поэтич. б-ка).


  




Ваша поддержка ускорит проект и победу разума: