ПРОЩАНИЕ СЛАВЯНКИ

Марш написан кавалерийским штаб-трубачом, впоследствии известным военным дирижером Василием Ивановичем Агапкиным (1884-1964) в Тамбове, скорее всего, осенью 1912 года в связи с началом Первой Балканской войны (9 октября 1912 - 30 мая 1913). В ее ходе страны Балканского союза (Болгария, Сербия, Греция и Черногория) отвоевали у Турции оккупированные ей несколькими веками ранее балканские территории. Однако мир не воцарился, и уже через месяц между Болгарией и бывшими союзниками вспыхнула Вторая Балканская война, а через год развязалась Первая мировая.

Единого мнения о возможных первоисточниках мелодии нет. По одной версии, это могла быть песня времен русско-японской войны "Ах, зачем нас забрали в солдаты". Ее первый куплет приводится в повести Александра Куприна "Гамбринус", написанной в 1907 году (по сюжету это самая популярная песня в пивной южного порта, прообразом которого была Одесса, в начале русско-японской войны). Затем Куприн опять цитирует первый куплет песни в рассказе "Гусеница", написанном в 1918 году (действие происходит в Крыму осенью 1905 года, песню поют рыбаки, вернувшись с уловом и напившись). По другой, более убедительной, Агапкина вдохновил популярный в начале XX века марш неизвестного автора "Тоска по Родине".

Марш Агапкина был создан для военного духового оркестра, без слов. Все тексты появились позднее. На пластинке выпущен фирмой "Экстрафон" летом 1915 года в Киеве.

В начале Первой мировой войны (в 1914 или 1915) на мелодию марша была создана песня студентов-добровольцев "Вспоили вы нас и вскормили". В годы Гражданской она перешла в белые армии - см. добровольческую "Вспоили вы нас и вскормили" и песню Сибирской Народной армии "Сибирский марш". Причем сам Агапкин в Гражданскую воевал в рядах красных. Еще одна песня Первой мировой на мотив "Прощания славянки" - "По неровным дорогам Галиции..."

В 1937 году на эту музыку была написана польская солдатская песенка "Расшумелись плачущие березы" ("Rozszumiały się brzozy placzące", sł. R. Ślęzak), которая около 1943 года, после изменений в тексте, сделанных неизвестным автором, стала популярнейшей партизанской песней польского Сопротивления "Расшумелись плакучие ивы" ("Rozszumiały się wierzby placzące"), где девушка прощается с уходящими в лес партизанами:

"...Пусть дорога не кончена наша,
И не знаем, где странствий конец,
Мы уверены в этой победе:
Столько пролито крови и слёз..."


Встречается мнение, что в СССР марш долгое время был запрещен, но это опровергается тем, что в межвоенную эпоху в стране вышло несколько нотных публикаций марша, а в 1944 году он появился на пластинке апрелевского завода с записью оркестра п/у И. В. Петрова (АП12334/12335).

Достоверно неизвестно, исполнялся ли марш на параде в Москве 7 ноября 1941 года, оркестром которого дирижировал Агапкин, так как на фонограмму парад записан не был и никакие архивные документы со списком исполненных произведений огласке не преданы, если вообще такие документы есть. Версия об исполнении марша на легендарном параде базируется на воспоминаниях очевидцев и современников, среди которых генерал-майор Николай Назаров, в 1958-1976 гг. занимавший пост главного военного дирижера Вооруженных Сил СССР, и дочь Агапкина Аза.

В 1957 году марш был использован в фильме "Летят журавли", где прозвучал в сцене проводов добровольцев на фронт Второй мировой. К 1950-м годам относится и новый бум сочинения текстов к маршу.

Тогда появились песенка стиляг "Вот ко мне приближается женщина..." и студенческая песня о военных сборах "Отгремели весенние грозы" (следом переделанная туристами). Автор "Отгремели весенние грозы" Анатолий Чеповецкий утверждает, что написал ее летом 1953 года, еще до фильма "Летят журавли".

На этот же мотив обычно поется диссидентская песенка "Коммунисты поймали мальчишку" на слова Николая Вильямса. Само стихотворение было написано в 1969 году, опубликовано в эмигрантском парижском журнале в начале 1980-х и исполнялось на разные мелодии, включая "Марсельезу". Песенку Вильямса, в свою очередь, в 1990 году переделали причерноморские археологи в шуточный "Гимн Мирмекистов".

Также есть жизнеутверждающий сатирический "Митьковский марш" Дмитрия Шагина:

"...Вставай, браток, вставай!
Рваный тельничек свой надевай..."


Из советского песенного наследия на мотив "Прощания славянки" можно еще упомянуть песенку про вдову и пионера "По просторам столичного парка...".

Историю и тексты на мелодию марша см.: Юрий Бирюков "Ах, зачем нас забрили в солдаты..." (2004), ВлВ "Уходили мы в бой и в изгнание с этим маршем на пыльных губах..." (2008), Александр Васильев "Песня "Прощание славянки" (2010).

У песни есть собственный сайт "Марш тысячелетия".

Обложка издания но "Прощания славянки"
Издание марша типографией Юлия Циммермана, дата выхода не установлена


Василий Иванович Агапкин
(1884-1964) - военный дирижер, композитор. В 10 лет был зачислен учеником в духовой оркестр 308-го Царевского резервного батальона Астраханского пехотного полка. В 1906 году призван в армию, в Тверской драгунский полк, под Тифлис. В декабре 1909 года, по окончании срока службы, направился в Тамбов, где был зачислен штаб-трубачом в 7-й запасной кавалерийский полк, а осенью 1911 года принят в класс медных духовых инструментов Тамбовского музыкального училища. В 1918 году добровольцем ушел в Красную Армию и организовал духовой оркестр в 1-м красном гусарском полку. В 1920 году руководил музыкальной студией и оркестром войск ГПУ в Тамбове. В августе 1922 года переехал в Москву. Его оркестр участвовал в похоронах Ленина. С началом Великой Отечественной войны Агапкину было присвоено звание военного интенданта 1-го ранга и он был назначен начальником духовых оркестров отдельной мотострелковой дивизии имени Дзержинского. 7 ноября 1941 года на параде войск, оборонявших Москву, Агапкин дирижировал сводным оркестром. 24 июня 1945 года на Параде Победы его оркестр входил в состав сводного оркестра.


Фото Василия Агапкина:

Василий Агапкин - ученик духового оркестра Василий Агапкин в драгунской форме Василий Агапкин в форме царской армии Василий Агапкин


Ниже дана версия Юрия Бирюкова о происхождении марша, которая фактами не подтверждается. Не обнаружено никаких документов или воспоминаний о поездке Агапкина в Симферополь, встрече с Яковом Богорадом, участии последнего в редактировании и об издании марша в Симферополе, хотя Богорад, известный оркестровщик и издатель, вел подробные записи о своих клиентах, и записи эти сохранились. Обложка с гусаром и дамой принадлежит недатированному изданию Юлия Циммермана. Внизу на ней стоит надпись «Юлiй Генрихъ Циммерман», это видно на полной, не обрезанной, фотографии обложки, опубликованной в книге В. В. Соколова «Прощание славянки» (Москва, Советский композитор, 1987). В СССР марш не запрещался. Песня "Ах, зачем нас забрили в солдаты" публиковалась - по крайней мере, в советское время (см., например: А.В. Гуревич и Л.Е. Элиасов. Старый фольклор Прибайкалья. Том первый. Улан-Удэ, 1939. №176. С. 304; Л.Е. Элиасов. Фольклор Восточной Сибири. Часть III. Локальные песни. Улан-Удэ, 1973. С. 395).


Юрий Бирюков,
музыковед, полковник в отставке

АХ, ЗАЧЕМ НАС ЗАБРИЛИ В СОЛДАТЫ...
КАК "ПРОЩАНИЕ СЛАВЯНКИ” СОЕДИНИЛО ДВЕ ЮБИЛЕЙНЫЕ ДАТЫ

Газета "Вечерняя Москва", 10 февраля 2004, №25 (вместе с текстом "Прощания славянки" Лазарева).


Вот уж действительно “бывают странные сближенья”! В эти дни мы отмечаем 100-летие Русско-японской войны — веху для России печальную и даже трагическую. А 120 лет назад, 3 февраля 1884 года, в Рязанской области родился Василий Агапкин — автор бессмертного марша “Прощание славянки”. Что связывает эти “юбилейные” даты? Связывает песня.

Дело в том, что в основу марша Василия Агапкина была положена мелодия уже практически забытой песни времен Русско-японской войны.

Начиналась она словами:

Ах, зачем нас забрили в солдаты,
Угоняют на Дальний Восток?
Неужели я в том виноватый,
Что я вырос на лишний вершок?
Оторвет мне иль ноги, иль руки,
На носилках меня унесут.
И за все эти страшные муки
Крест Георгия мне поднесут…


Публикацию этой песни вы не сыщите. Официально она была запрещена и распевалась солдатами “подпольно”. Но благодаря “жалостливому”, легко запоминающемуся напеву она быстро распространилась, легла, как говорится, на душу.

Не берусь утверждать, где и когда впервые услышал эту песню молодой штаб-трубач Василий Агапкин. Скорее всего, в Тверском драгунском полку, где он служил в 1906–1909 гг. А возможно, в Тамбове, куда попал, отслужив срочную, и поступил в музыкальное училище на медно-духовое отделение.

Но так или иначе, когда в 1912 году начались события на Балканах, где братья-славяне боролись против османского ига, Василий Агапкин использовал эту мелодию для сочинения марша “Прощание славянки”.

Марш состоял поначалу из двух частей, мелодической первоосновой которых послужили запев и припев упомянутой мной песни времен Русско-японской войны. В таком виде он и повез свое сочинение в Симферополь к известному военному капельмейстеру, композитору и нотоиздателю Якову Богороду. Тому марш понравился. Но в нем недоставало еще одной части — трио. Над ней пришлось потрудиться вдвоем. Богорад помог начинающему композитору записать клавир и оркестровал его детище. Вместе они придумали и название маршу — “Прощание славянки”. Там же, в Симферополе, марш был вскоре издан. На обложке этого первого издания — рисунок: молодая женщина прощается с воином, вдали видны Балканские горы, отряд солдат. И надпись: “Прощание славянки” — новейший марш к событиям на Балканах. Посвящается всем славянским женщинам. Сочинение Агапкина”.

Впервые этот марш прозвучал на строевом смотре 7-го запасного кавалерийского полка в Тамбове, где служил его автор. “Славянку” подхватили и стали исполнять другие оркестры, и произведение это вскоре стало очень популярным.

Восемьдесят лет прожил автор бессмертного марша, отдав более шестидесяти из них военной музыке. Своеобразным звездным часом его биографии стал военный парад 7 ноября 1941 года в Москве, на Красной площади. Василию Ивановичу была оказана высокая честь дирижировать сводным духовым оркестром Московского гарнизона, провожая участников этого исторического парада с Красной площади прямо в бой.

Кстати, существует легенда, переходящая как достоверный факт из одной книги в другую: что будто бы на этом параде исполнялся марш “Прощание славянки”. Как мне удалось установить, этого не было — архивы сохранили точный список всех исполнявшихся тогда на Красной площади произведений. Да и не могло быть. Дело в том, что этот марш долгое время был запрещен, так как в Гражданскую войну распевался (на измененные слова) белогвардейцами.

“Реабилитировала” и вернула всем нам этот замечательный марш кинокартина о войне “Летят журавли”. Есть там ставшая давно уже хрестоматийной сцена: проводы добровольцев. Помните? Многолюдье провожающих у двора школы, где происходит сбор добровольцев. Вдоль решетки мечется героиня. Ведь где-то здесь ее любимый. Напряжение последних секунд. И в это мгновение оркестр грянул марш “Прощание славянки”.




ТЕКСТ АЛЕКСАНДРА ГАЛИЧА

Прощание славянки


Снова даль предо мной неоглядная,
Ширь степная и неба лазурь.
Не грусти ж ты, моя ненаглядная,
И бровей своих темных не хмурь!

Вперед, за взводом взвод,
Труба боевая зовет!
Пришел из Ставки
Приказ к отправке -
И, значит, нам пора в поход!

В утро дымное, в сумерки ранние,
Под смешки и под пушечный бах
Уходили мы в бой и в изгнание
С этим маршем на пыльных губах.

Вперед, за взводом взвод,
Труба боевая зовет!
Пришел из Ставки
Приказ к отправке -
И, значит, нам пора в поход!

Не грустите ж о нас, наши милые,
Там, далеко, в родимом краю!
Мы все те же - домашние, мирные,
Хоть шагаем в солдатском строю.

Вперед, за взводом взвод,
Труба боевая зовет!
Пришел из Ставки
Приказ к отправке -
И, значит, нам пора в поход!

Будут зори сменяться закатами,
Будет солнце катиться в зенит
- Умирать нам, солдатам, солдатами,
Воскресать нам - одетым в гранит.

Вперед, за взводом взвод,
Труба боевая зовет!
Пришел из Ставки
Приказ к отправке
И, значит, нам пора в поход!

Стихи и песни о белой гвардии/белой эмиграции


Фонограмма Галича с пластинки, вышедшей во Франции:





ТЕКСТ ВЛАДИМИРА ЛАЗАРЕВА (1984)

Прощание славянки


Наступает минута прощания,
Ты глядишь мне тревожно в глаза —
И ловлю я родное дыхание,
А вдали уже дышит гроза.
Дрогнул воздух туманный и синий,
И тревога коснулась висков.
И зовет нас на подвиг Россия.
Веет ветром от шага полков.

Прощай, отчий край,
Ты нас вспоминай,
Прощай, милый взгляд,
Прости-прощай, прости-прощай…
Летят, летят года,
Уходят во мглу поезда.
А в них — солдаты,
И в небе темном
Горит Сочувствия звезда.
Прощай, отчий край,
Ты нас — вспоминай.
Прощай, милый взгляд…
Не все из нас придут назад.

Лес да степь, да в степи полустанки,
Повороты родимой земли,
И, как птица,
“Прощанье славянки”
Все летит и рыдает вдали.
Нет, не будет душа безучастна —
Справедливости светят огни…
За любовь, за великое братство
Отдавали мы жизни свои.

Прощай, отчий край,
Ты нас вспоминай,
Прощай, милый взгляд,
Прости-прощай, прости-прощай!
Летят, летят года,
А песня — ты с нами всегда.
Тебя мы помним,
И в небе темном
Горит Сочувствия звезда.
Прощай, отчий край,
Ты нас вспоминай.
Прощай, милый взгляд,
Дай Бог, вернуться нам назад.

Газета "Вечерняя Москва", 10 февраля 2004, №25.


По словам Лазарева, однажды ему показали ноты издания марша с рисунком на обложке - где гусар прощается с дамой на фоне Балкан, - и он решил написать собственный текст таким, каким его могли бы написать в 1912 году, в атмосфере российского общества того времени. В одной из строф акцентировался религиозный оттенок событий, что цензурным соображениям советской эпохи не соответствовало:

Овевает нас Божие Слово,
Мы на этой земле не одни
И за братьев, за веру Христову
Отдавали мы жизни свои.


Для официального исполнения строфа была заменена на интернационалистскую:

Нет, не будет душа безучастна —
Справедливости светят огни…
За любовь, за великое братство
Отдавали мы жизни свои.

Сейчас поют по желанию - либо про "веру Христову", либо про "любовь и великое братство". Текст Лазарева впервые исполнен на столетие Агапкина в 1984 году в Тамбове - на родине марша.


Владимир Лазарев, снимок из журнала TERRA NOVA, №23, май 2007

Владимир Яковлевич Лазарев
(р. 1936, Харьков) - поэт, прозаик, публицист, историк культуры. Жил в Туле и Ясной Поляне, с 1967 - в Москве. Окончил Тульский политехнический институт и Высшие литературные курсы Московского литературного интитута им. Горького. Первая серьезная публикация - в 1955 году (стихи в "Новом мире"). Автор текстов нескольких десятков советских песен. Среди имевших популярность можно назвать "Березы", "Ночной разговор" (обе на музыку Марка Фрадкина) и "Не остуди свое сердце, сынок!" (на музыку Владимира Мигули). Феноменальный успех (прежде всего, в среде девочек-подростков) выпал, пожалуй, только одной его песне - "Японский журавлик" (музыка Серафима Туликова), выдержанной в традиции городского романса. В 1999 эмигрировал в США, живет в Калифорнии.


ПЕРВОНАЧАЛЬНЫЙ АВТОРСКИЙ ТЕКСТ ЛАЗАРЕВА

Прощание Славянки


Наступает минута прощания,
Ты глядишь мне тревожно в глаза,
И ловлю я родное дыхание,
А вдали уже дышит гроза.

Дрогнул воздух туманный и синий,
И тревога коснулась висков,
И зовет нас на подвиг Россия,
Веет ветром от шага полков.

Прощай, отчий край,
Ты нас вспоминай,
Прощай, милый взгляд,
Прости-прощай, прости-прощай...

Летят, летят года,
Уходят во мглу поезда,
А в них солдаты.
И в небе темном
Горит сочувствия звезда.

Прощай, отчий край,
Ты нас вспоминай,
Прощай, милый взгляд,
Прости-прощай, прости-прощай...

Лес да степь, да в степи полустанки.
Повороты родимой земли.
И, как птица, прощанье славянки
Все летит и рыдает вдали.

Овевает нас Божие Слово,
Мы на этой земле не одни
И за братьев, за веру Христову
Отдавали мы жизни свои.

Прощай, отчий край,
Ты нас вспоминай,
Прощай, милый взгляд,
Не все из нас придут назад.

Летят, летят года,
А песня? ты с нами всегда:
Тебя мы помним,
И в небе темном
Горит сочувствия звезда.

Прощай, отчий край,
Ты нас вспоминай,
Прощай, милый взгляд,
Дай Бог вернуться нам назад.

Журнала "TERRA NOVA", №23, май 2007


ВАРИАНТЫ (2)

1.





Наступает минута прощания,
Ты глядишь мне тревожно в глаза,
И ловлю я родное дыхание,
А вдали уже дышит гроза.
Дрогнул воздух, туманный и синий,
И тревога коснулась висков,
И зовет нас на подвиг Россия,
Веет ветром от шага полков.

Припев:

Прощай, отчий край,
Ты нас вспоминай,
Прощай, милый взгляд,
Прости-прощай, прости-прощай...

Летят, летят года,
Уходят во мглу поезда,
А в них - солдаты.
И в небе темном
Горит солдатская звезда.
А в них - солдаты,
И в небе темном
Горит солдатская звезда.

Прощай, отчий край,
Ты нас вспоминай,
Прощай, милый взгляд,
Не все из нас придут назад...

Лес да степь, да в степи - полустанки.
Свет вечерней и новой зари -
Все пройдет, но "Прощанье славянки",
Ты гори в моем сердце, гори!
Нет, не будет душа безучастна -
Справедливости светят огни.
За любовь, за славянское братство
Отдавали мы жизни свои.

Припев.

Такун Ф. И. Славянский базар. – М.: «Современная музыка», 2005


2. Прощание славянки

Наступает минута прощания,
Ты глядишь мне тревожно в глаза,
И ловлю я родное дыхание,
А вдали уже дышит гроза.
Дрогнул воздух туманный и синий,
И тревога коснулась висков,
И зовет нас на подвиг Россия,
Веет ветром от шага полков.

Прощай, отчий край,
Ты нас вспоминай,
Прощай, милый взгляд,
Прости-прощай, прости-прощай...

Летят-летят года,
Уходят во мглу поезда,
А в них - солдаты,
И в небе темном
Горит солдатская звезда.
А в них - солдаты,
И в небе темном
Горит солдатская звезда.

Прощай, отчий край,
Ты нас вспоминай,
Прощай, милый взгляд,
Прости-прощай, прости-прощай...

Лес да степь, да в степи полустанки.
Свет вечерней и новой зари -
Не забудь же прощанье Славянки,
Сокровенно в душе повтори!
Нет, не будет душа безучастна -
Справедливости светят огни...
За любовь, за великое братство
Отдавали мы жизни свои.

Прощай, отчий край,
Ты нас вспоминай,
Прощай, милый взгляд,
Прости-прощай, прости-прощай...

Летят-летят года,
А песня - ты с нами всегда:
Тебя мы помним,
И в небе темном
Горит солдатская звезда.
Тебя мы помним,
И в небе темном
Горит солдатская звезда.

Прощай, отчий край,
Ты нас вспоминай,
Прощай, милый взгляд,
Прости-прощай, прости-прощай...

С сайта "Автомат и гитара"





ТЕКСТ АНДРЕЯ МИНГАЛЕВА (1990-е)

Марш славянки

Из репертуара Жанны Бичевской

Много песен мы в сердце сложили,
Воспевая родные края,
Беззаветно тебя мы любили
Святорусская наша земля.
Высоко ты главу поднимала,
Словно солнце, твой лик воссиял.
Но ты жертвою подлости стала
Тех, кто предал тебя и продал.

И снова в поход
Труба нас зовет.
Мы все встанем в строй,
И все пойдем в священный бой!
Встань за Веру,
Русская Земля!

Ждут победы России святые,
Отзовись, православная рать!
Где Илья твой, и где твой Добрыня?
Сыновей кличет Родина-мать!
Под хоругвии встанем мы все,
Крестным ходом с молитвой пойдем.
За российское правое дело
Кровь мы русскую честно прольем.

И снова в поход,
Труба нас зовет.
Мы все встанем в строй,
И все пойдем в священный бой!
Встань за Веру,
Русская Земля!

Все мы дети великой державы,
Все мы помним заветы отцов.
Ради Родины чести и славы
Не жалей ни себя, ни врагов!
Встань, Россия, из рабского плена,
Дух победы зовет, в бой пора!
Подними боевые знамена
Ради Веры, Любви и Добра.

И снова в поход,
Труба нас зовет.
Мы все встанем в строй,
И все пойдем в священный бой!
Встань за Веру,
Русская Земля!

Расшифровка фонограммы Жанны Бичевской, альбом «Русская Голгофа», Moroz Records, 1998, подпись: "В. Агапкин", автор слов не указан.


В сети этот текст часто по непонятным причинам относят к периоду Первой мировой либо Гражданской войн - хотя это явно современный ура-патриотический стиль, который ни с чем не спутаешь. Написан этот текст, вероятнее всего, в 1990-е годы. Его автор - Андрей Викторович Мингалев, актер Иркутского театра народной драмы.


  




Ваша поддержка ускорит проект и победу разума: