#Х5жм

СОЛОВКИ ОТКРЫЛ МОНАХ САВВАТИЙ...

На мотив из оперетты «Жрицы огня»
Слова Бориса Глубоковского

Соловки открыл монах Савватий.
Был наш остров сумрачен и дик.
А за ним Зосима с черной братией.
И суровый монастырь возник.

Край наш, край Соловецкий,
Для каэров и шпаны, прекрасный край.
Смело, с улыбкой детской
Песенку про лагерь запевай.

Но прошло всего лишь пять столетий,
И настал тысяча девятьсот двадцать третий год,
Здесь УСЛОН раскинул свои сети,
В сети прет восторженный народ.

И со всех сторон Советского Союза
Едут, едут... Едут без конца...
Все смешалось — фрак, армяк и блуза,
Все смешалось здесь без цвета и лица...

Из воспоминаний Николая Жилова, сидевшего на Соловках в 1929-1935 гг. // Бродский Ю. А. Соловки. Двадцать лет Особого Назначения. М.: РОССПЭН, 2002. С. 54.


Об этой песне упоминает в смоих мемуарах академик Дмитрий Лихачев (подробнее см. в комментарии к песне "Море Белое - водная ширь"):

«Все смешалось здесь без цвета и лица» (из соловецкой песни Глубоковского на мотив из «Жрицы огня»).


Полный фрагмент воспоминаний Жилова:

Среди заключенных ходила по рукам и изустно песенка об истории острова. Она исполнялась на мотив из оперетты «Жрицы огня» и являлась частью из оперетки «Соловки на ударнике», написанной режиссером Соловецкого театра Борисом Глубоковским. Оперетка была разрешена к постановке «без права вывоза на материк», как и другие программы соловецких театров:

Соловки открыл монах Савватий.
Был наш остров сумрачен и дик.
А за ним Зосима с черной братией.
И суровый монастырь возник.

Край наш, край Соловецкий,
Для каэров и шпаны, прекрасный край.
Смело, с улыбкой детской
Песенку про лагерь запевай.

Но прошло всего лишь пять столетий,
И настал тысяча девятьсот двадцать третий год,
Здесь УСЛОН раскинул свои сети,
В сети прет восторженный народ.

И со всех сторон Советского Союза
Едут, едут... Едут без конца...
Все смешалось — фрак, армяк и блуза,
Все смешалось здесь без цвета и лица...



Жилов Николай Васильевич (1892-1966), врач-хирург из Москвы. В Соловецких лагерях — 1929-1935 гг. Всего двадцать два года лагерей и ссылок. Автор рукописи «Летопись моей жизни», найденной в 1991 году на Арбате в доме, предназначенном на слом. (Бродский Ю. А. Соловки. Двадцать лет Особого Назначения. М.: РОССПЭН, 2002. С. 23).


Соловецкие лагеря особого назначения (СЛОН) основаны весной 1923 г. на Соловецких островах в строениях бывшего монастыря, переданных в 1922 г. ГПУ. До 1929 г. были единственными концлагерями в СССР. Осенью 1931 г. их заключенные составили первый десант строителей Беломорканала. В 1936 г. переименованы в СТОН (Соловецкая тюрьма особого назначения). В 1939 г. упразднены.

Песни о Соловках:

В том краю стоит Секир-гора (сл. Б. Емельянова ?)
Занесет нас зимою метель
Море Белое - водная ширь (сл. Б. Емельянова)
Народовольческий гимн (соловецкий вариант)
Нас посадят в холодны вагоны
Соловки на Белом море
Соловки открыл монах Савватий... (Б. Глубоковский)
Трюм наш тесный и глубокий
Тяжело сдавили своды (М. Флоровский)