#Д3жм

НАРОДОВОЛЬЧЕСКИЙ ГИМН
Соловецкий вариант

Пусть нас по тюрьмам сажают,
Пусть нас пытают огнем,
Пусть в Соловках нас ссылают,
Пусть мы все кары пройдем.

Если ж погибнуть придется
В тюрьмах и шахтах сырых,
Дело всегда отзовется
На поколениях живых...

Из воспоминаний эсерки Екатерины Олицкой, сидевшей на Соловках в 1924-25 гг. Олицкая не сообщает заглавие, под которым бытовала эта песня. // Бродский Ю. А. Соловки. Двадцать лет Особого Назначения. М.: РОССПЭН, 2002. С. 74.


Вариант народовольческого гимна «Смело, друзья, не теряйте» (очевидно, неполный - нет первых куплетов), сложенный и бытовавший в Соловецких лагерях в 1920-е гг. среди бывших революционеров.


Полный фрагмент воспоминаний Екатерины Олицкой:

- Стройся по десять человек в ряд! Женщины, отойдите в сторону... Первая шеренга, отойди на пять шагов! Стой! Вторая! Третья!

В конце этапной колонны поставили женщин. Долго путался конвой с подсчетами. Наконец раздалась общая команда:

- Малейшее неподчинение конвою... Шаг в сторону... рассматривается как попытка к бегству... Расстрел на месте... Шагом марш!

По обе стороны дороги шагали конвоиры. Впереди и позади ехал конный конвой. Грубые окрики. Нас торопили. Лошадиные морды врезались в последний ряд отстававших женщин. Ноги наши скользили по еще непросохшей земле...

Когда мы добрались до Кремля, этап, минуя все здания, вывели на пристань. Конвой окружил нас, расположившись цепью до самого берега... Встретились зэки всех скитов, увиделись друзья и товарищи, раньше знавшие друг друга. Я встретилась с теми заключенными, которые прибыли со мной в Соловки и потом были отправлены на Анзер.

Политзаключенных, высылаемых на материк, было человек пятьсот. Было тесно, шумно, жарко. Мужчины уступили нам лучшие места.

У Попова Острова пароход разгрузился. Минуя бараки, этап вывели к дамбе. На железнодорожных путях уже стояли столыпинские вагоны. Наступил момент расставания. Нас разведут... Куда направят, в какой вагон?

Никогда раньше и никогда позже не встречала я такого богатого людьми коллектива. Коллектива, стоявшего на столь высоком моральном уровне. Те, кого я знала воочию, вызывали во мне поклонение. С кем бы из старших товарищей я ни заговорила, я чувствовала, какую глубокую веру, какую продуманную, прочувствованную убежденную мысль несут они в себе. До сих пор я счастлива, что встречалась с такими людьми, укрепившими во мне веру в человека.

Ничто не могу я сравнить с впечатлением, которое производило на меня хоровое исполнение ими революционных песен.

Пусть нас по тюрьмам сажают,
Пусть нас пытают огнем,
Пусть в Соловках нас ссылают,
Пусть мы все кары пройдем.

Если ж погибнуть придется
В тюрьмах и шахтах сырых,
Дело всегда отзовется
На поколениях живых...

Сейчас, когда я пишу эти строки, я знаю — они прошли весь путь и погибли. Погибли во имя своих идеалов, во имя счастья и блага людей. Погибли в лагерях без права на переписку, погибли под пулями расстреливающих их палачей.

«Не плачьте над трупами павших борцов...»

И я не плачу.


Соловецкие лагеря особого назначения (СЛОН) основаны весной 1923 на Соловецких островах в строениях бывшего монастыря, переданных в 1922 ГПУ. До 1929 года были единственными концлагерями в СССР. Осенью 1931 их заключенные составили первый десант строителей Беломорканала. В 1936 году переименованы в СТОН (Соловецкая тюрьма особого назначения). В 1939 упразднены.

Песни о Соловках:

В том краю стоит Секир-гора (сл. Б. Емельянова ?)
Занесет нас зимою метель
Море Белое - водная ширь (сл. Б. Емельянова)
Народовольческий гимн (соловецкий вариант)
Нас посадят в холодны вагоны
Соловки на Белом море
Соловки открыл монах Савватий... (Б. Глубоковский)
Трюм наш тесный и глубокий
Тяжело сдавили своды (М. Флоровский)


  




Ваша поддержка ускорит проект и победу разума: