#Х54мж

В ТОМ КРАЮ СТОИТ СЕКИР-ГОРА...

Эх, Москва, Москва, Москва, Москва!
Сколько ты нам горя принесла...
Все судимости открыла,
Соловками наградила,
Эх, зачем нас мама родила!

А сколько там творилося чудес,
Об этом знает только темный лес.
На пеньки нас становили,
Раздевали, дрыном били,
Истязал начальник нас, подлец.

В том краю стоит Секир-гора,
Сколько в ней зарытого тела!
Ветер по полю гуляет,
Мать родная не узнает,
Где сынок исчезнул навсегда. (1)

(1) Жак Росси в «Справочнике по ГУЛАГу» приводит вариант:
«На восьмой версте Секир-гора,
А под горой – мёртвые тела.
Ветер там один гуляет,
Мать родная не узнает,
Где сынок схороненный лежит».



Песня об ужасах Соловков. Можно сказать, она документальна. В ней перечисляется всего лишь несколько способов пыток арестантов. Особо упоминается Секир-гора (другое название среди соловчан — Секирка). Это холм на Соловецком острове высотой около 85 метров, на вершине которого располагался бывший монастырский скит, переделанный в 1928 году в штрафной изолятор для арестантов (прослужил в этом качестве до 1939 года). На вершину Секирки вело 300 ступеней. Персонал ШИЗО подбирался из уголовников, которых не выпускали за пределы скита. Секирка прославилась зверскими расправами над сидельцами. Одной из любимых забав палачей было связать арестанта и спустить с 300-ступенчатой лестницы. Внизу от человека оставался только мешок переломанных костей. Другие пытки: морили голодом, холодом, выставляли на «комарики» (человека связанным ставили на пень, и его пожирали комары), избиения до смерти, групповые изнасилования арестанток и т.д. В 1929 году на Запад в Коминтерн попало письмо бывших соловчан об ужасах лагеря, и чекисты были вынуждены послать для расследования спецкомиссию Шанина. Сведения о пытках подтвердились. Ряд помощников лагерной администрации из числа бывших чекистов был расстрелян, некоторые представители начальства получили сроки. В дальнейшем, когда шум утих, беспредел продолжился.

Жиганец Ф. Блатная лирика. Сборник. Ростов-на-Дону: Феникс, 2001. С. 279-280.


В сборнике "Песни узников" (составитель Владимир Пентюхов, Красноярск, 1995) песня приписывается Борису Емельянову, которого сидевший на Соловках писатель Борис Ширяев охарактеризовал в мемуарах как "фокстротиста" - представителя московской золотой молодежи НЭПа, и блестящего версификатора, выступавшего в кабарэ с экспромтами (Б.Н. Ширяев. Неугасимая лампада. Перв. публ. - Нью-Йорк, 1954). Зачин отсылает к песням русских рабочих 19 - начала 20 века о тяготах фабричного труда, а поэтический размер совпадает с "Гоп-со-смыком". По другим данным, на Секир-гору вели 365 ступеней. После отправки зэков Соловков на Беломорканал, они сложили там новый вариант этой песни - "Станция Медвежия гора".


Соловецкие лагеря особого назначения (СЛОН) основаны весной 1923 г. на Соловецких островах в строениях бывшего монастыря, переданных в 1922 г. ГПУ. До 1929 г. были единственными концлагерями в СССР. Осенью 1931 г. их заключенные составили первый десант строителей Беломорканала. В 1936 г. переименованы в СТОН (Соловецкая тюрьма особого назначения). В 1939 г. упразднены.

Песни о Соловках:

В том краю стоит Секир-гора (сл. Б. Емельянова ?)
Занесет нас зимою метель
Море Белое - водная ширь (сл. Б. Емельянова)
Народовольческий гимн (соловецкий вариант)
Нас посадят в холодны вагоны
Соловки на Белом море
Соловки открыл монах Савватий... (Б. Глубоковский)
Трюм наш тесный и глубокий
Тяжело сдавили своды (М. Флоровский)


ВАРИАНТ

Секирная гора


Борис Емельянов

На седьмой версте стоит Секирная гора.
Там творились страшные дела.
В муравейник нас сажали,
Шкуру заживо снимали,
Ах, зачем нас мама родила?

Много-много видела Секирная гора,
Под горой под этой зарыты мертвые тела.
Буря по лесу гуляет
И никто, никто не знает
Ах, зачем нас мама родила?

Песни узников / Сост. Владимир Пентюхов. Красноярк: Офсет, 1995. (Песни политзеков собраны в основном от самих бывших политзеков в 1991 г. во время экспедиции на борту дизельэлектрохода "Латвия" по Енисею от Красноярска до Норильска, посвященной памяти жертв сталинских лагерей).